X
В соответствии с требованиями Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» я выражаю согласие на обработку своих персональных данных администрацией ресурса http://auipik.ru/ без оговорок и ограничений, совершение с моими персональными данными действий, предусмотренных п.3 ч.1 ст.3 Федерального закона от 27.07.2006 г. №152-ФЗ «О персональных данных», и подтверждаю, что, давая такое согласие, действую свободно, по своей воле и в своих интересах.

Согласие на обработку персональных данных дается мной в целях получения услуг, оказываемых ресурсом http://auipik.ru
    Перечень персональных данных, на обработку которых предоставляется согласие:
  • Фамилия
  • Имя
  • Отчество
  • место пребывания (город, область)
  • номера телефонов
  • адреса электронной почты (E-mail)
  • а также иные полученные от меня персональные данные.
    Я выражаю свое согласие на осуществление со всеми указанными персональными данными следующих действий:
  • сбор
  • систематизация
  • накопление
  • хранение
  • уточнение (обновление или изменение)
  • использование
  • обезличивание
  • блокирование
  • уничтожение
  • а также осуществление любых иных действий с персональными данными в соответствии с действующим законодательством.


Обработка данных может осуществляться как с использованием средств автоматизации, так и без их использования (при неавтоматической обработке). При обработке персональных данных администрация ресурса http://auipik.ru не ограничено в применении способов их обработки.
Настоящим я признаю и подтверждаю, что в случае необходимости администрация ресурса http://auipik.ru/ является правообладателем всех фото и видеоматериалов полученных в процессе проведения мероприятия и вправе предоставлять мои персональные данные третьим лицам исключительно в целях оказания услуг технической поддержки, а также (в обезличенном виде) в статистических, маркетинговых и иных научных целях. Такие третьи лица имеют право на обработку персональных данных на основании настоящего согласия.
Данное согласие действует до даты его отзыва путем направления, подписанного мною соответствующего письменного заявления, которое может быть направлено мной в адрес администрации ресурса http://auipik.ru по почте заказным письмом с уведомлением о вручении, либо вручено лично под расписку надлежаще уполномоченному представителю ресурса http://auipik.ru
В случае получения моего письменного заявления об отзыве настоящего согласия на обработку персональных данных, администрация ресурса http://auipik.ru обязана прекратить их обработку и исключить персональные данные из базы данных, в том числе электронной, за исключением сведений о фамилии, имени, отчества.
Я осознаю, что проставление отметки «V» в поле слева от фразы «Принимаю условия «Соглашения на обработку персональных данных» на сайте http://auipik.ru выше текста настоящего Соглашения означает мое согласие с условиями, описанными в нём.

Новости

Обзор материалов СМИ за период: 29.01.2018 — 05.02.2018 г.

05.02.2018
#

Деревянный дом на улице Красной Звезды в Пушкине продали с торгов; Дом Лялевича начала ХХ века продадут на торгах; В Краснодаре 6 из 534 объектов культурного наследия нуждаются в реставрации; Фонд имущества не смог продать аварийный Дом Лялевича начала ХХ...

Фонд имущества не смог продать аварийный Дом Лялевича начала ХХ века

В марте 2017 года здание уже выставляли на торги.

Фонд имущества не получил ни одной заявки от желающих купить доходный Дом Лялевича на улице Розенштейна в Петербурге. Об этом «Карповке» сообщили в Фонде.

Торги назначили на 31 января. Начальная цена здания с земельным участком составляла 120 миллионов рублей. Дом признали аварийным и расселили в 2009 году. В последние годы он стоял заброшенным, с 2010 года там регулярно происходили пожары. Предполагалось, что новый собственник капитально отремонтирует здание в течение 3,5 года со момента заключения сделки и под многоквартирный дом.

Это уже не первая попытка продать аварийное здание. В марте Фонд имущества выставлял Дом Лялевича на торги на тех же условиях.

Источник «Карповка»

Старинное здание в центре Томска передали еврейской общине

Соглашение об этом подписали мэр Иван Кляйн и главный раввин России Берл Лазар. На их встречу в Томск съехались главы общин из соседних регионов. Репортаж Елены Озеровой.

Исторический код, как положено старинному деревянному дому, зашифрован в резьбе. В стране боролись с религией, клеймили космополитов, а звёзды Давида уже больше ста лет смотрят на один из центральных проспектов Томска. Вернуть себе здание бывшей солдатской синагоги еврейская община попыталась ещё в девяностые годы.

«Для многих это здание — просто некая старая трущоба, которая плохо выглядит. Тем не менее, она для нас важна», — отметил председатель Томской еврейской религиозной общины Борис Ромацкий.

Томск в XIX веке стал центром притяжения евреев. В Сибири, в отличие от западных губерний, они не страдали от неприкрытого антисемитизма и могли получить высшее образование. Тем и объясняется уникальный для всей Азиатской части России случай: в Томске до революции было три синагоги.

Эту построили демобилизованные из русской армии солдаты-евреи. И несмотря на нынешнее аварийное состояние, сохранить в ней можно многое. Передачу здания еврейской общине мэр Томска назвал восстановлением исторической справедливости.

Община собирается вернуть солдатской синагоге первоначальный облик. Бывшая синагога и бывшее общежитие в обозримом будущем примет в своих стенах Еврейский культурный центр и музей межэтнической и религиозной толерантности сибиряков.

Видеорепортаж доступен по ссылке — https://tvkultura.ru/article/show/article_id/221105/

Источник – телеканал «Россия – Культура»

В Самаре закроют фальш-фасадом здание фабрики-кухни на ул. Ново-Садовой, напротив «Звезды».

Об этом сообщил врио руководителя Управления государственной охраны объектов культурного наследия Самарской области Владимир Филипенко. Памятник архитектуры прикроют перед чемпионатом мира по футболу, который состоится этим летом.

Напомним, реставрация фабрики-кухни началась в конце 2016 года и должна была завершиться в конце 2017-го. Однако в процессе работ были выявлены многочисленные сложности и нестыковки между подрядчиками, заказчиками и собственниками здания. В итоге сроки сорваны. Первый этап реставрации теперь обещают закончить только осенью 2018-го.

После завершения работ в здании разместится Средневолжский филиал Государственного центра современного искусства.

Источник — Сетевое издание «Сайт Самары СамРУ.ру»

Услада хипстера: как сделать модным местом водонапорные башни Москвы

Все мы, конечно, видели среди старых домов Москвы водонапорные башни. Люди уже стали подзабывать, как они работали, для чего они были нужны. Тем более непонятно, что они делают на современных улицах. А между тем старые водонапорные башни — это не просто красиво. В умелых руках они превращаются в стильные рестораны, жилые дома, да во что угодно. Столице еще предстоит освоить сохранившиеся памятники промышленной архитектуры. Как это лучше сделать — «МК» выяснил у экспертов.

Сначала вспомним о том, что же такое водонапорные башни. Здесь все несложно. Это конструкции, поддерживающие резервуар для воды, установленный на достаточной высоте. Зачем? Чтобы создавать давление на систему водоснабжения. Когда-то эти сооружения были необходимы для обеспечения жизни всего города — в дома вода поступала именно благодаря им. Те же, что остались сегодня, чаще всего либо принадлежали заводу или фабрике, либо обслуживали железнодорожную станцию. Там, впрочем, они могут все еще использоваться по прямому назначению — при условии, что предприятие работает. Да и для старых городских башен снос — не единственное решение.

Архитектура водонапорной башни позволяет сделать с ней практически все что угодно. Специалист по истории архитектуры Денис Ромодин пояснил в разговоре с корреспондентом «МК», что главное — это соблюдение законодательных норм: пожарной безопасности, доступности и т.д.

— К водонапорным башням часто пристраивают лифты. Их можно преобразить как угодно, вопрос лишь в праве собственности и в адаптации интерьера. Конечно, там маленькие помещения, отсутствуют лестницы, так что для использования их в общественных целях требуется реконструкция. Но это вполне реально, — объяснил Ромодин.

Хорошо известный пример — Музей воды в Санкт-Петербурге, занявший как раз бывшую водонапорную башню середины XIX века. Другие идеи можно почерпнуть за пределами нашей страны. Так, например, старую водонапорную башню во Вроцлаве сейчас занимает престижный ресторанный комплекс, а в США шагнули еще дальше — в Сан-Бернардино башню на Хантингтон-Бич переоборудовали в небольшой жилой дом для уик-эндов с видами на горы. Датчане превратили водонапорную башню в Аггерсборге (недалеко от столицы) в студенческое общежитие с небольшими комнатками. Варианты жилого дома использовали в Лондоне (там в элитное жилье превратили башню 1877 года высотой 33 метра) и Антверпене.

Москве, к сожалению, пока можно только рекомендовать поучиться такому подходу. Например, в районе Лефортово в одном из современных бизнес-центров водонапорную башню вообще превратили в зал для переговоров, но таких примеров куда меньше, чем удручающих.

Как и сами территории бывших промышленных зон, башни (которые часто там и находятся) могут превращаться в современное лофт-пространство. Тем более что краснокирпичная архитектура уже не первый год воспринимается представителями молодого поколения как самая модная и актуальная.

— От императорского периода мы получили стильную промышленную архитектуру. Например, в Петербурге стараются дать таким объектам вторую жизнь: башня Охтинской мануфактуры станет частью жилого комплекса, будет нести декоративную функцию и напоминать об истории этого места, — рассказал «МК» москвовед Павел Гнилорыбов.

Действительно, современные молодые люди могут прийти в восторг от идеи жить в доме, напоминающем любимые стены модного бара «на мануфактуре» или офиса престижной интернет-компании. А если учесть, что площадь помещений в водонапорной башне не так уж велика, можно попробовать сделать там студии — как раз недорогие комнаты для молодежи.

Может быть, нечто подобное скоро появится в Москве. По словам специалистов, впечатляющий пример включения башни в городскую среду можно увидеть в Коммунарке — а ведь это хоть и замкадочная, но все же Москва. Промышленную водонапорную башню, расположенную на территории поселка, включили в состав недавно построенного жилого комплекса — ранее она обеспечивала работу совхоза, ликвидированного в 1990-е годы. Сейчас ее реконструировали, удалив бак-накопитель, и в настоящее время застройщик обсуждает возможные варианты использования постройки, например превратить ее в место для досуга жителей соседних домов.

Так что застройка окрестностей — необязательно смертный приговор для уцелевших памятников промышленной архитектуры. Так, например, во дворах домов в 1-м Павелецком проезде, 1/42, стоит водонапорная башня 1897 года — единственная полностью сохранившаяся в Москве по проекту Рязано-Уральской железной дороги. Летом 2017 года местных жителей и городских активистов всерьез взволновал вопрос о сохранении башни — кварталы, окружающие ее, включены в программу реновации: не ждать ли, что вместе с ветхими пятиэтажками снесут старинную башню? Однако Мосгорнаследие развеяло тревоги неравнодушных горожан — в конце 2017 года благодаря своевременно поданной заявке водонапорная башня в 1-м Павелецком проезде была признана памятником.

Кроме того, в минувшем году Мосгорнаследием была приостановлена работа по сносу двух водонапорных башен начала XX века на Большой Почтовой улице, принадлежавших бывшей ткацко-аппретурной фабрике Карякина. Башни были построены между 1907 и 1910 годами.

Между фабрикой и паровозом

Интерес к водонапорным башням всколыхнулся после запуска движения по МЦК, опоясывающему бывшие промышленные зоны, — раньше практически каждая железнодорожная станция имела свою башню, а то и не одну: все-таки паровозы потребляют огромное количество воды. Как рассказал «МК» координатор движения «Архнадзор» Юрий Егоров, думать, что эти башни уже никак не используются по прямому назначению, ошибочно.

— Если завод прекратил работу, то, конечно, башня не используется, а вот на станции может функционировать. Самая известная работающая водонапорная башня Москвы — возле платформы Красный Балтиец Рижского направления. Она сохранена как музейная, на первом этаже экспозиция, но башня действительно снабжает водой паровозы в музейном депо. Работает башня и на станции Люблино, кстати, самая большая в Москве, ей более ста лет, — объяснил Егоров.

По словам специалиста, именно вблизи железнодорожных станций можно найти самые интересные образцы водонапорных башен. Это, например, водонапорная башня с водоподъемным зданием возле станции Лихоборы МЦК, признанная выявленным объектом культурного наследия Москвы, выполнена архитектором Александром Померанцевым (автором ГУМа). Аналогичная башня (кому-то даже напоминающая итальянскую архитектуру Кремля благодаря зубчатому верху) сохранилась возле станции Угрешская — она тоже признана памятником и отреставрирована практически без ошибок. Башня находится на территории сборного призывного пункта военного комиссариата Москвы.

Это давно известные московские памятники; но те, кто думает, что в нашем городе уже нельзя найти ничего нового, заблуждаются. На исходе 2017 года московских градозащитников ждала находка — сразу две ранее не учтенные водонапорные башни.

— Сохранился фрагмент башни (примерно треть высоты) на станции Пресня (находится между Шелепихой и Хорошёво МЦК, на 3-й Магистральной улице), построенной по тому же образцу, что башни в Лихоборах и на Угрешской. Стоит она на территории пересыльной тюрьмы. Кроме того, найден небольшой остаток на станции Серебряный Бор (нынешняя Панфиловская). Та башня была не типовая, построенная по индивидуальному проекту, и питала она не паровозы, а продовольственный пункт на МКЖД, и к ней сегодня можно свободно подойти. Местные помнят, как в середине 1980-х годов ее разобрали якобы по военной необходимости. Мы составили заявку на включение башни в реестр объектов культурного наследия, ждем, когда ее поставят на охрану, — объяснил в разговоре с корреспондентом «МК» Юрий Егоров.

Признание памятником — это первый шаг на пути к успеху, второй — вопрос, что делать дальше. Вот например: каждый день из окна столовой в редакции «МК» мы видим одну и ту же невысокую башню цилиндрической формы: ближайшая соседка здания «МК» — территория бывшего лакокрасочного завода братьев Мамонтовых на 2-й Звенигородской улице.

Невысокая башня нависает над вторым подъездом дома 12/1. Войти в подъезд можно беспрепятственно: помещения до четвертого этажа занимают офисы, выше — пространство перед чердаком с низким потолком едва ли больше полутора метров. По две стороны лестничной площадки — наглухо закрытые двери: очевидно, что башню никто не использует.

— Башня? Да черт знает, это древняя какая-то… Мы на втором этаже сидим! — бросает на бегу работник одного из офисов, расположенных в подбашенном подъезде.

Несложно догадаться, что башня близка к разрушению — прямо под ней у дома закреплена сетка: надо полагать, чтобы отваливающиеся кусочки камня не падали на головы прохожих. То, что они падают, бесспорно — на верхушке башни видны следы каменного «облысения».

Казалось бы, картина — декаданс в чистом виде! Однако всего в двух шагах от здания с башней раскинулось модное лофт-пространство — территорию бывшего лакокрасочного завода, как и многие бывшие промышленные предприятия Москвы, нынче превратили в царство дизайнерских бутиков и ресторанов. Почему нельзя дать новую жизнь и башне — вопрос, на который градостроители, будем надеяться, скоро найдут ответ. В настоящее время «МК» направил соответствующий запрос в Департамент культурного наследия Москвы.

Сохранить не удалось

Не все водонапорные башни удается спасти. Так, например, в прошлом году была уничтожена башня возле платформы Моссельмаш, относившейся к станции Ховрино. Несколько лет назад там произошел пожар, а позднее выяснилось, что здание находилось вблизи территории строительства Северо-Восточной хорды. Градозащитники не успели поставить вопрос о признании башни памятником.

В числе наиболее известных московских потерь — Крестовские водонапорные башни (на нынешнем проспекте Мира), которые снесли еще в 1940 году. Те башни имели огромное значение для города своей эпохи — построены они были в 1892 году (архитектор М.К.Геппенер) при реконструкции Мытищинского водопровода и предназначались для снабжения города водой: они получали воду с Алексеевской насосной станции и направляли ее самотеком в водопроводные магистрали, питавшие центральные районы города. После Всероссийской выставки в Нижнем Новгороде в 1896 году в одной из башен разместили экспонаты, рассказывавшие о московском городском хозяйстве — позднее именно оттуда вырос Музей истории Москвы, — а наверху башен организовали смотровые площадки. Однако в конце 1930-х водопроводные сети города справлялись с напором самостоятельно, и башни как ненужные снесли — между ними неудобно было проезжать транспорту, направляющемуся к ВДНХ.

Как водонапорная функционировала и знаменитая Сухарева башня — та самая, которую называли башней колдуна Якова Брюса (медика петровской эпохи, подозреваемого в занятиях черной магией). В середине XIX века в ней установили резервуары для воды, подаваемой по Мытищинскому акведуку, и современники называли ее «цистерной, питающей водой всю Москву» или «висящим на большой высоте озером». Однако в 1934 году и эту башню снесли за ненадобностью.

Источник — Редакция газеты «Московский Комсомолец»

Деревянный дом на улице Красной Звезды в Пушкине продали с торгов

Деревянный дом Фридерици на улице Красной Звезды, 21, в Пушкине продали с торгов. Он аварийный, а потому, скорее всего, покупатель попытается его снести ради последующего воссоздания.

Двухэтажное здание было построено в 1838 году по проекту архитектора Александра Тона, брата Константина Тона. Оно деревянное, но оштукатуренное. Сейчас числится выявленным памятником.

В 1960 году дом Фридерици прошел капитальный ремонт. Но это обстоятельство не спасло его от признания в российское время аварийным. Город решил продать объект, но не как дом, а как 11 квартир.

В декабре состоялись торги. Победителем признали ООО «Супертехавто». Фирма, скорее всего, предпримет попытку снести объект, чтобы затем его воссоздать в бетоне или кирпиче.

Источник — «Канонер»

В Краснодаре 6 из 534 объектов культурного наследия нуждаются в реставрации

Экспертная группа провела мониторинг состояния объектов культурного наследия в Краснодаре по поручению губернатора Кубани Вениамина Кондратьева

«Всего на территории краевой столицы расположено 534 памятника архитектуры, истории, монументального искусства, археологического наследия, — сообщили в пресс-службе администрации Краснодарского края. — В настоящее время в городе шесть знаковых объектов культурного наследия нуждаются в проведении ремонтно-реставрационных работ. Это кинотеатр «Аврора», «Дом жилой архитектора А.П. Косякина», «Дом Марии-Магдалинского женского монастыря», «Дом купца М.М. Лихацкого», «Мельница Киор-Оглы», «Женская учительская семинария»». Отмечается, что эти объекты находятся на особом контроле управления государственной охраны объектов культурного наследия региона, принимаются все необходимые меры. Управление проводит активную работу по сохранению памятников истории и культуры; все объекты зарегистрированы в едином государственном реестре, на них оформлены более 260 охранных обязательств, добавили в пресс-службе.

В 2017 году, по данным управления, было выдано 15 заданий на разработку научно-проектной документации и 25 разрешений на проведение ремонтно-реставрационных работ. Чтобы сохранить объекты культурного наследия, устанавливается охранная зона, зона регулирования застройки и хозяйственной деятельности, зона охраняемого природного ландшафта. Сегодня в Краснодаре разработано и утверждено 48 проектов зон охраны с регламентами использования территории.

Кроме того, проводятся осмотры технического состояния объектов. По выявленным нарушениям применяются меры административного реагирования.

Источник — Юга.ру

Сохранить историю

Общественник Евгений Соседов — о том, почему в России гибнут старинные города

В подмосковной Коломне прошел Форум малых городов и исторических поселений, организаторами которого выступили Минстрой и Минкультуры России. Посетившего форум президента России Владимира Путина заверили, что и федеральные, и подмосковные власти как нельзя лучше сохраняют наши исторические города, комплексно решают вопросы их развития и «создания комфортной городской среды». Однако в реальности поводов для оптимизма совсем мало. Рассказывая про свои достижения, министры и губернатор Подмосковья забыли сообщить президенту некоторые немаловажные подробности:

— большинство старинных городов России на сегодняшний день не имеют статуса исторических поселений (этого статуса лишена даже часть городов Золотого кольца);

— большинство исторических поселений не имеют утвержденной охранной документации (в Подмосковье предмет охраны утвержден лишь в одном городе из 22, зоны охраны объектов культурного наследия — ни в одном);

— никаких государственных программ сохранения архитектурного облика городов нет и не планируется, кроме предложенной Минстроем программы создания комфортной городской среды.

Президенту об этом не доложили не случайно. Такое положение дел идет вразрез с его поручениями еще 2012 года по разработке комплекса мер по сохранению и развитию исторических поселений, защите культурно-исторических ландшафтов. Однако к началу 2018 года выясняется, что такой комплекс мер никто даже не начал разрабатывать, а ответственные лица имеют весьма отдаленное представление о списке исторических поселений.

А ведь историческое поселение — это не просто красивые слова, а понятие юридическое. Ему посвящена целая глава в законе об объектах культурного наследия. Смысл этого термина — в особой защите исторической среды и облика таких городов. Если в обычном городе можно строить и сносить что угодно, не считая объектов культурного наследия, то в историческом поселении охране подлежат не только отдельные памятники, но и вся историческая застройка, панорамы, планировка.

Еще в 1949 году впервые в мире именно в нашей стране появился первый национальный список исторических городов, где устанавливался особый надзор и предписывалось проводить первоочередные реставрационные работы. Так из руин были возрождены Псков, Новгород, Смоленск, пригороды Петербурга. В 1970 году был утвержден новый список, куда вошло 115 городов, в 1990 году он был расширен до 500 населенных пунктов, а в последующем эксперты предлагали включить в него более чем 1 тыс. городов.

Но в 2010 году приказом Минкультуры и Минрегионразвития был утвержден новый перечень исторических поселений, сокративший количество исторических городов более чем в 10 раз, до 41. В перечень не вошли такие города, как Москва, Новгород Великий и Нижний Новгород, Псков, Переславль-Залесский, Рязань, Тверь, Старица, Углич, Тула, Калуга, Боровск, Калининград, Болхов, и еще 400 старинных городов.

Никаких обоснований для такого радикального решения представлено не было, однако во время встреч с возмущенной общественностью чиновники использовали следующие тезисы. Цитирую: «1) в этих городах ничего не сохранилось; 2) в исторических поселениях будут введены налоговые льготы и даны другие финансовые преференции — на всех денег не хватит; 3) перечень будем расширять, только надо сформировать критерии, не всё сразу». Прошло восемь лет, однако ни налоговых льгот ни расширения перечня мы не дождались, все эти заявления оказались лишь ширмой. Градозащитники сразу увидели в этом решении не что иное, как лоббирование интересов строительного бизнеса, и оказались правы: уничтожение исторических зданий и панорам в разжалованных из исторических городах пошло ударными темпами.

Однако, как выяснилось, нахождение городов в федеральном и региональных списках тоже не решает проблемы. Подавляющее большинство исторических поселений до сих пор не имеют утвержденной охранной документации. Нет их даже в Коломне, где проходил форум. Разработанные за бюджетный счет проекты лежат годами на столах чиновников и не утверждаются.

В результате мы становимся свидетелями настоящей культурной катастрофы, когда еще недавно сохранные древние города, пережившие и войны, и советские градостроительные эксперименты, сносятся едва ли не улицами и превращаются в безликие спальные районы. Такая участь, например, постигла Звенигород — за 10 лет город изменился до неузнаваемости, Сергиев Посад, где многоэтажки испортили лучшие виды на лавру, а половина старой городской застройки подписана под снос. В той же Коломне панельная громадина вторглась в панораму кремля, не так давно признанного символом России, регулярно происходят поджоги и сносы исторических домов.

Другая не менее серьезная проблема — отсутствие в центрах городов современных коммуникаций, массовый перевод старой застройки в ветхий фонд, деградация исторической среды, нехватка у населения средств на ее поддержание. Однако на ремонт и техническую модернизацию старых домов у профильных ведомств денег никогда нет. Нет денег и на реставрацию объектов культурного наследия, даже тех зданий, которые являются лицом и символом города, во многих малых городах в руинах стоят храмы на центральных площадях. В таких условиях продвигаемая Минстроем и активно поддерживаемая Минкультуры дорогостоящая программа создания «комфортной городской среды» не может не вызывать раздражение. Начиная с Москвы по всей стране теперь гастролируют модные урбанисты и иностранные архитекторы, предлагающие вместо решения серьезных проблем исторических городов сделать косметический ремонт, перекрыть улицу, уложить плитку, сделать неуместную яркую подсветку, расставить лавочки. И на это откуда-то берутся миллиарды.

Развитие современной экономики, культуры, образования, воспитание подрастающего поколения в любви и уважении к своей стране и ее истории, сохранение пресловутой национальной идентичности — всё это невозможно без сохранения культурного наследия, которое в первую очередь сконцентрировано в исторических городах. Это те аксиомы, которые давно не требуют доказательств и обсуждений. Для России же с ее огромными неосвоенными пространствами, тяжелым климатом и недолговечными материалами, военными и социальными катастрофами XX века, когда была уничтожена значительная часть архитектурного наследия, вопрос сохранения исторических поселений является стратегическим.

Пока еще есть что спасать и еще можно затормозить и перенаправить негативные процессы, государству необходимо срочно изменить подходы к сохранению исторических городов. С одной стороны, вернуть «разжалованным» городам исторический статус, утвердить охранные документы, создать механизмы контроля, а с другой — возобновить закрытую программу сохранения архитектуры малых городов, оказать поддержку жителям исторических городов и волонтерским проектам, направленным на сохранение исторической среды. Иначе в скором времени о тысячелетней истории России мы сможем прочитать только в учебниках.

Автор — председатель Совета Московского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК)

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Источник – «Известия»

Дом Лялевича начала ХХ века продадут на торгах

Заброшенное здание уже пытались продать в прошлом году.

31 января состоится аукцион, на котором Фонд имущества намерен продать доходный Дом Лялевича на улице Розенштейна, 39А. Начальная цена здания с земельным участком — 120 миллионов рублей.

Новый собственник будет обязан капитально отремонтировать дом в течение 3,5 года со момента заключения сделки. Историческое здание признали аварийным и расселили в 2009 году. Фонд имущества предлагает приспособить Дом Лялевича под многоквартирный дом.

Дом Лялевича — дореволюционное здание в стиле модерн 1902–1904 годов постройки. В последние годы стоял заброшенным, с 2010 года в нем происходили пожары.

В марте Фонд имущества уже выставлял Дом Лялевича на торги. Здание продавали на тех же условиях.

Источник – «Карповка»

Деревянное зодчество-2018

Возрождение храма в Палтоге, 30 волонтерских объектов и новые приключения Концепции сохранения деревянного зодчества

Храм в Палтоге: счастливая судьба сильнее тендерной системы

Наступивший год принес обнадеживающие вести о деревянной церкви

Богоявления 1733 года в селе Палтога Вологодской области. 25 января, в день святой Татианы, там были освящены и установлены купольные кресты. Сайт Кирилло-Белозерского музея-заповедника сообщает: «Как пояснил реставратор памятников деревянного зодчества высшей категории, который работал на храме, А.П. Мальцев, освящение крестов выпало именно на эту дату не в виду определённых церковных канонов, а в связи с технологическим процессом, который требовал немедленной установки центрального креста. «А ставить его без освящения мы попросту не могли», – подвёл итог Антон Павлович. <…> Памятник федерального значения, переданный Кирилло-Белозерскому историко-архитектурному и художественному музею-заповеднику  в 2010 году, находится на финальной стадии реставрации. Несколько штрихов и работы по сохранению храма будут завершены».

Напомним, что «нескольким штрихам» предшествовала весьма типичная и неприятная история«тендерной» реставрации, которая грозила обернуться для уникального памятника гибелью.

В 2009 году рухнуло многоглавое завершение церкви. Деньги на храм в бюджете нашлись через четыре года. Силами института Спецпроектреставрация под руководством Б.Д. Лурье была разработана научно-проектная документация со всеми чертежами, позволяющими осуществить реставрацию храма. Проведен тендер по контракту на 35 млн руб. Конкурс, как и в случае с яндомозерской церковью, выиграло ООО «ЭШЕЛЪ», снизившее цену на 3 млн. В качестве субподрядчиков были привлечены специалисты карельского АРЦ «Заонежье». Многие эксперты положительно отзывались о качестве работ.

Осенью 2015 года храм разобрали, отреставрировали его бутовый фундамент, а в зимний период шла реставрация сохраняемых бревен и рубка новых венцов церкви. Весной 2016 на отреставрированном фундаменте началась сборка сруба. Однако к началу лета финансирование АРЦ «Заонежье» было заморожено. В ООО «ЭШЕЛЪ» ситуацию объясняли запутанными финансовыми отношениями с Минкультуры в лице Центрреставрации. Некоторое время работы продолжались на собственные средства Центра. Затем реставрация была полностью прекращена, и храм законсервировали до лучших времен. Но законсервировали на совесть. Вот что рассказывал тогда «Хранителям Наследия»  руководитель Центра Виталий Скопин: «Перед уходом с объекта мы сделали крепкую консервацию фактически за свой счет, вложили больше 400 тысяч рублей: сделали кровлю, новый навес над историческим материалом, уборку внутри храма. С одной стороны, это хорошо – храм защищен от непогоды и от разрушения, с другой стороны – плохо, так как позволяет расслабиться и отложить решение с реставрацией и финансированием».

К счастью, этого не произошло и с 2017 года храмом занимается ООО «Санкт-Петербургский реставрационный центр».

Как сообщает сайт Кирилло-Белозерского музея-заповедника: «Верная методическая направленность и высокое качество выполненных работ, а также высокий процент сохранности подлинного материала в условиях обрушения памятника отмечены комиссиями органов охраны памятников, неоднократно бывавшими на объекте. Музей имел планы на перевозку храма на свою территорию в Цыпино, но по разным причинам им не суждено было сбыться. Таким образом, во второй раз с 1810 года Палтожская церковь осталась на своем месте».

Ситуация из серии «мир не без добрых людей». Благодаря ответственному и профессиональному подходу АРЦ «Заонежье» и проведенной консервации, памятник дождался не менее ответственного и профессионального нового подрядчика. Не было бы счастья… Но не всем так везет.

Хотя в, казалось бы, совсем безнадежных случаях на помощь могут прийти волонтеры.

Волонтерская скорая помощь

В 2018 году волонтеры подготовят к реставрации около 30 деревянных храмов и часовен Русского Севера. Об этом сообщает ОТР. Для этого участники проекта “Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера” планируют организовать более 60 экспедиций. Добровольцы будут работать над восстановлением памятников деревянного зодчества в республиках Карелия, Марий Эл и Коми, а также в Архангельской и Вологодской областях.

В прошлом году под эгидой проекта на Русском Севере трудились около 600 волонтеров из России, Франции и США.

«Когда волонтеры уезжают, то есть уже те люди, которым дорог их храм. Для всех местных жителей становится понятным, что это не развалины, это не руины – это святыни, ради которых кто-то в свой отпуск приехал за сотни километров и на свои средства, своими силами постарался сохранить эти храмы для их детей», – рассказал руководитель проекта «Общее дело» протоиерей Алексей Яковлев.

Проект “Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера” появился 11 лет назад. За это время силами его создателей и волонтеров было организовано 280 экспедиций, в которых приняли участие более четырех тысяч человек – вместе им удалось спасти 137 храмов и часовен.

Организационные и финансовые перспективы

То, что без единой госпрограммы и соответствующего финансирования деревянное зодчество не спасти – ни для кого не секрет.

«Разработка концепции сохранения деревянного зодчества» значится среди прочих целей и задач в «Публичной декларации целей и задач Министерства культуры РФ» еще на 2016 год. Заказ на разработку этой концепции (за 3, 6 миллиона рублей) ведомство разыграло на конкурсе летом 2016 года. Победителем и автором Концепции стало ООО «ЭКОКУЛЬТУРА». (Анализ Концепции с комментариями экспертов можно почитать на нашем сайте).

23 декабря 2017 года Концепцию рассмотрела Коллегия министерства.

Звучали предложения создать специализированный «Антикризисный центр деревянного зодчества России», увеличить финансирование программы «Культура Русского Севера» с 80 до 160 млн рублей в год, но до финала так и не добрались: Владимир Мединский предложил доработать и повторно обсудить документ. Не было ясности, кто и как будет воплощать Концепцию в жизнь.

Снова вернулись к теме 30 января, когда в Минкультуры состоялось представительное совещание, на котором была одобрена, если можно так выразиться, концепция реализации концепции.

Об этом – читайте на нашем сайте в ближайшие дни.

Источник – сайт «Хранители Наследия»

ЗДАНИЕ ЛЕВАШОВСКОГО ХЛЕБОЗАВОДА РЕКОНСТРУИРУЮТ ПОД КУЛЬТУРНЫЙ ЦЕНТР

К 2022 году на Петроградской стороне появится новое культурное общественное пространство с выставочными помещениями, лекционными площадками и уличными световыми инсталляциями современных европейских художников.

Центральное место в нем займет Левашовский хлебозавод – памятник эпохи конструктивизма, реконструкцию которого взяла на себя Группа RBI.

Созданием концепции проекта и его будущим управлением займется Genius Loci Group во главе с Марком Калининым – компания, известная в Петербурге по арт-пространству «Тайга», более 6 лет работавшему на Дворцовой набережной, 20 и закрытому в сентябре 2017 года в связи с передачей помещений новому коммерческому арендатору. «Задача проекта – раскрыть пространство, как визуально, так и физически, сделать его доступным для горожан, – делится главный архитектор проекта Евгений Герасимов. –  Территория будет очищена от поздних случайных построек, приведена в порядок, а здание хлебозавода – открыто как с Левашовского проспекта, так и с Большой Зелениной улицы. На месте заброшенного и закрытого хлебозавода появится многофункциональное пространство. Уверен, что после завершения реконструкции оно превратится в новую достопримечательность Петроградской стороны».

Источник – Квадрат.ру

Особняк купца Полежаева признали региональным памятником

Здание планировали приспособить под президентский лицей.

КГИОП признал региональным памятником особняк купца Полежаева на проспекте Бакунина, 8. Соответствующее распоряжение комитет опубликовал на сайте Смольного.

Как сообщает NSP, дом хотели приспособить под классы и лаборатории Президентского физико-математического лицея № 239. Однако их планировали еще до того, как здание получило охранный статус. Теперь его нельзя перестраивать и надстраивать.

В здании сохранились исторический входной вестибюль с парадной лестницей с коваными балясинами, а также деревянные двери и тамбур. В помещениях можно обнаружить лепную отделку потолков, люстру, белые кафельные печи и камин. Они требуют реставрации. Ремонт запланировали в 2018 году. Заказчик — лицей № 239.

Особняк возвели по проекту Фердинанда Миллера в стиле эклектики в 1870-х годах. Хозяин дома, Николай Полежаев, владел фирмой «Братья Полежаевы». Она занималась оптовой продажей хлеба.

26 января стало известно, что дом Лужецкого и Рудинского на проспекте Динамо на Крестовском острове включили в единый государственный реестр объектов культурного наследия регионального значения. Соответствующее распоряжение подписал председатель КГИОП Сергей Макаров.

Источник — Карповка

Бизнесменам будет проще приобретать исторические здания

Бизнесмены-арендаторы зданий-объектов культурного наследия могут получить приоритетное право на их выкуп в собственность. Соответствующий законопроект готовится внести в Госдуму председатель Комитета Государственной Думы по делам национальностей и глава думской Счётной комиссии Ильдар Гильмутдинов. Об этом он рассказал «Парламентской газете».

В настоящее время на балансе государства сохраняются десятки тысяч памятников архитектуры и других объектов культурного наследия, которые требуют реставрации и ремонта. На то, чтобы содержать их в надлежащем состоянии, у региональных властей и муниципалитетов обычно не хватает денег. Зачастую эта проблема решается за счёт сдачи таких объектов в аренду предпринимателям.

Бизнесмены за свой счёт реставрируют и поддерживают эти здания в пригодном состоянии. Однако приоритетное право аренды не гарантирует возможности выкупа таких объектов, поскольку они продаются на конкурсной основе. В результате бизнес оказывается не заинтересован в том, чтобы поддерживать сохранность этого имущества.

«Лично мне лично всё равно, кто будет владеть такими памятниками — коммерсанты, государство либо муниципалитет — лишь бы они были сохранены в том виде, в каком необходимо, лишь бы была обеспечена их сохранность», — сказал Ильдар Гильмутдинов.

По его мнению, предпринимателей нужно заинтересовать. Сейчас у них есть только право только право первоочередной аренды, но если объект будет выставлен на продажу, нет гарантий, что бизнемены смогут приобрести арендуемые здания, так как всё решает конкурс.

«А для того, чтобы простимулировать их вкладывать деньги, я бы хотел дать бизнесу первоочередное право приобретения арендуемых им объектов культурного наследия в случае их выставления на торги», — объяснил законодатель.

Кроме того, Гильмутдинов предлагает при продаже памятников возвращать бизнесменам часть затраченных на их благоустройство средств в виде компенсации.

«При продаже по конкурсу стоимость таких объектов будет уже другая из-за того, что его ранее привели в порядок. Поэтому нужно эту разницу — между суммой, которую предприниматели заплатят на аукционе, и теми средствами, которые они уже вложили в благоустройство, дать возможность им вернуть», — отметил парламентарий.

Ильдар Гильмутдинов считает, что таким образом, бизнес будет заинтересован «брать опеку» опеку над культурными объектами, приводить их в порядок, обеспечивать надлежащую охрану и соблюдать все необходимые условия.

Соответствующие поправки глава думского комитета намерен внести в закон о приватизации и закон об объектах культурного наследия. В настоящее время законопроект проходит согласование с экспертным сообществом. Документ планируется внести в Госдуму в весеннюю сессию.

Источник — «Парламентская газета»

Актуальные новости

Самовольная «реставрация»

23.05.2018

Комитет по охране памятников Петербурга выясняет, кто отдал распоряжение покрасить белой краской из пульверизатора барельеф на храме Спаса Нерукотворного Образа...
Соловецкому монастырю нужен подрядчик на реставрацию

22.05.2018

 Объявлен тендер на ремонт и реставрацию настоятельского корпуса Соловецкого монастыря. Работы будут проводиться за счет средств из федерального бюджета. С...
Владивостокская крепость станет визитной карточкой города.

21.05.2018

Владивостокская крепость станет визитной карточкой города. В городской Думе Владивостока состоялось заседание рабочей группы по развитию парковой, культурно-исторической туристической зоны...
Больше новостей

Подписка на новости