X
В соответствии с требованиями Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» я выражаю согласие на обработку своих персональных данных администрацией ресурса http://auipik.ru/ без оговорок и ограничений, совершение с моими персональными данными действий, предусмотренных п.3 ч.1 ст.3 Федерального закона от 27.07.2006 г. №152-ФЗ «О персональных данных», и подтверждаю, что, давая такое согласие, действую свободно, по своей воле и в своих интересах.

Согласие на обработку персональных данных дается мной в целях получения услуг, оказываемых ресурсом http://auipik.ru
    Перечень персональных данных, на обработку которых предоставляется согласие:
  • Фамилия
  • Имя
  • Отчество
  • место пребывания (город, область)
  • номера телефонов
  • адреса электронной почты (E-mail)
  • а также иные полученные от меня персональные данные.
    Я выражаю свое согласие на осуществление со всеми указанными персональными данными следующих действий:
  • сбор
  • систематизация
  • накопление
  • хранение
  • уточнение (обновление или изменение)
  • использование
  • обезличивание
  • блокирование
  • уничтожение
  • а также осуществление любых иных действий с персональными данными в соответствии с действующим законодательством.


Обработка данных может осуществляться как с использованием средств автоматизации, так и без их использования (при неавтоматической обработке). При обработке персональных данных администрация ресурса http://auipik.ru не ограничено в применении способов их обработки.
Настоящим я признаю и подтверждаю, что в случае необходимости администрация ресурса http://auipik.ru/ является правообладателем всех фото и видеоматериалов полученных в процессе проведения мероприятия и вправе предоставлять мои персональные данные третьим лицам исключительно в целях оказания услуг технической поддержки, а также (в обезличенном виде) в статистических, маркетинговых и иных научных целях. Такие третьи лица имеют право на обработку персональных данных на основании настоящего согласия.
Данное согласие действует до даты его отзыва путем направления, подписанного мною соответствующего письменного заявления, которое может быть направлено мной в адрес администрации ресурса http://auipik.ru по почте заказным письмом с уведомлением о вручении, либо вручено лично под расписку надлежаще уполномоченному представителю ресурса http://auipik.ru
В случае получения моего письменного заявления об отзыве настоящего согласия на обработку персональных данных, администрация ресурса http://auipik.ru обязана прекратить их обработку и исключить персональные данные из базы данных, в том числе электронной, за исключением сведений о фамилии, имени, отчества.
Я осознаю, что проставление отметки «V» в поле слева от фразы «Принимаю условия «Соглашения на обработку персональных данных» на сайте http://auipik.ru выше текста настоящего Соглашения означает мое согласие с условиями, описанными в нём.

Новости

Джошуа Дэвид: Главные наши инвестиции – инвестиции в местное сообщество

18.12.2017
#

Как уверяет Джошуа Дэвид – президент и главный исполнительный директор Фонда – обратиться и получить помощь вполне реально для хранителей любого памятника, независимо от уровня его значимости, статуса, известности… Так же, кстати, как и пробиться в руководство WMF, о чем...

Как работает и что финансирует WMF – Всемирный Фонд Памятников

«Каждый ценный объект, который вы предлагаете Всемирному Фонду памятников, появился в результате творческого воображения человека, был построен руками человека, чтобы удовлетворить его потребность или мечту. Мы заботимся об этих местах, потому что они возвращают нам отражение нас же самих, наших идеалов, нашей динамики, нашей жизни»… Такие строки предваряют обращение руководителей известного и авторитетного Всемирного Фонда Памятников (World Monuments Fund, WMF) к читателям специального журнала, посвященного деятельности Фонда в 2018 году.

И, как уверяет Джошуа Дэвид – президент и главный исполнительный директор Фонда – обратиться и получить помощь вполне реально для хранителей любого памятника, независимо от уровня его значимости, статуса, известности… Так же, кстати, как и пробиться в руководство WMF, о чем Джошуа Дэвид знает не понаслышке. В обоих случаях главное – желание.

О том, как Всемирный Фонд памятников отбирает объекты, которым помогает, кто спонсирует его деятельность, каковы основные стратегии работы – Джошуа Дэвид рассказал «Хранителям Наследия» в Санкт-Петербурге, на Международном культурном форуме 2017 года, на котором президент WMF принял активное участие в работе секции «Сохранение культурного наследия».

— Господин Дэвид, каковы интересы вашего Фонда в России? Вы решили ознакомиться с нашей ситуацией или же планируется некое сотрудничество в сохранении нашего наследия?

— World Monuments Fund 52 года. Он был основан в 1965-м. И за это время мы работали на 600 объектах более чем в 90 странах, включая Россию. С 1996 года у нас появилась программа World Monuments Watch, которая главным образом занимается выявлением и защитой памятников, находящихся под угрозой. Одним из первых наших объектов стал Александровский дворец в Царском Селе. Тогда нами была сделана небольшая инвестиция, которая позволила провести оценку состояния здания в общем проекте реставрации. И это вложение все же помогло здесь в России продвинуть весь проект реставрации дворца. И в этот свой визит самое важное и интересное для меня было – увидеть результаты той работы. Нам показали отреставрированный Александровский дворец. Это весьма впечатляет.

Так вот, одна из главных задач нашего Фонда – определить потребности памятника и возможности его восстановления на самых ранних этапах, привлечь к ним внимание общественности, в том числе и международной, что, в свою очередь служит катализатором и внимания правительства, и частных инвесторов, да и простых людей. Вокруг объекта начинают объединяться усилия.

Вот как мы работаем: в самом начале с нашей стороны может быть небольшая инвестиция в интересах того или иного объекта наследия, в документацию, в разработку плана реставрации, в формирование партнерских отношений. Затем может появиться некий пилотный проект, который покажет, каковы могут быть итоги реставрации. Это опять-таки подогревает интерес местных органов власти, правительства, бизнеса, людей. И, когда дело начинает двигаться, подключаются другие инвесторы. Так было с Александровским дворцом, где мы были не единственными инвесторами… Затем постепенно мы наращиваем инвестиции.

В 1996 также в нашем списке был археологический парк Ангкор в Камбодже, где мы также делали небольшие вложения в разработку документации, оценку потребностей и состояния памятника. И благодаря усилению общей заинтересованности – появлению частных инвестиций и вложениям правительства – мы сочли возможным для себя расширить инвестиции и  вложить несколько миллионов долларов в реставрацию археологического парка и храмов Ангкора.

— У Фонда есть свои финансовые ресурсы? Как работает ваша финансовая схема: вы инвестируете и получаете прибыль?

— Мы являемся по статусу благотворительным обществом Нью-Йорка. Ежегодно мы собираем деньги, постоянно работает система фандрайзинга. То есть средства, которые мы инвестируем – это деньги, собранные нами на ежегодной основе и в первую очередь среди филантропов Америки. Также мы получаем некоторые суммы от правительства. Но большая часть того, чем мы имеем возможность распоряжаться – это частные пожертвования.

— Кто эти филантропы? Что заставляет людей инвестировать в наследие, да еще и в наследие других стран?

— Это самые разные люди. Зачастую – те же, кто поддерживает Метрополитен-музей и другие крупные культурные институции… Есть благотворители, которые предпочитают поддерживать древнюю культуру, есть те, кто нацелен на социальные проекты и социальный эффект от культурного наследия. И дело здесь не только в эстетике. А в том, какую роль в жизни общества потом будет играть то или иное историческое место или здание. Каждый объект, который мы восстанавливаем, был создан людьми и для людей: для жизни, работы или творчества. И важно то, что происходит в этих местах сегодня и какую роль они играют в современном обществе, что они могут ему предложить и как его улучшить, дают ли они людям работу, образование, способствуют ли объединению людей. Многие наши благотворители заинтересованы в этой стороне вопроса: как с помощь инвестиций в культурное наследие сделать общество сильнее, благополучнее и здоровее. И, говоря об инвестициях в объекты наследия, мы говорим также и об инвестициях в сообщества вокруг них.

— Как вам кажется, проблемы российского наследия отличаются от проблем европейского или американского наследия?

— Это мой первый визит в Россию, и я бы воздержался от рассуждений о том, с какими вызовами вам приходится сталкиваться и чем они отличаются от ситуации, скажем, в США. Но то, что я могу утверждать определенно —  что объектов наследия, культуры – у вас очень много, страна ими богата. И многие объекты – очень крупные, объемные, требующие срочных вложений. И думаю, это один из вызовов, с которым мы столкнемся – начав помогать одному объекту, поймем, что есть еще сотни, которым пока ничего не достанется. Так часто бывает. И это делает процесс выбора чрезвычайно важным. Потому что наши ресурсы не безграничны и их использование должно быть стратегическим.

— А как вы делаете выбор – в какой объект наследия инвестировать? Каков секрет успешного вложения?

— Чтобы ответить на этот вопрос, я немного расскажу о себе. Я совсем недавно занял руководящую должность в Фонде и пришел в Фонд необычным путем. Я писал для журнала, готовил статью по ситуации в Нью-Йорк-Сити. Поблизости от района, где я жил, собирались сносить надземную железную дорогу 1920-х годов. Это уже был последний видимый кусок промышленной истории Манхэттена. Мы с одним моим единомышленником развернули кампанию против сноса и создали сообщество Friends of the High Line. Мы настаивали на сохранении дороги и превращении ее пространства в общественный парк, искали инвесторов. Мы даже подали иск против руководства города. Затем сменился мэр, а новый мэр Майкл Рубенс Блумберг уже был вполне открыт для работы с нами. Мы превратились из антагонистов города в его партнеров.  Затем в 2004-2005 годах все же были выделены деньги на парк. Блумберг был замечательным мэром, он мог разглядеть и признать возможности развития там, где не все политики их видели. И он увидел перспективу в приспособлении железной дороги, понял ее роль в экономической ревитализации окружения, в культурной, социальной и экономической отдаче. Весь процесс – от противостояния сносу до окончательного приспособления и новой жизни дороги – занял 16 лет. Вся эта история повлияла и на мои личные перспективы. Я пришел в WMF. Моя личная история оказалась связанной с историей WMF, которому было больше 50 лет. И теперь наши две истории соединились. И выразились в программе World Monuments Watch. Это был мой длинный ответ на вопрос – как вы выбираете?

Так вот, в WMF у нас есть программа, набор критериев, которые помогают определиться с выбором. Мы создали также World Monuments Watch – это разветвленная система по определению мест и памятников, которые содержат максимум возможностей для развития и принесут отдачу. Каждые два года мы объявляем номинации по всему миру. Любой может номинировать памятник или место – академик, частное лицо или местное сообщество, как было в моем случае, правительственная организация, культурный институт… Лучше всего, когда инициатива исходит от какого-то сообщества. На что мы смотрим: на значимость и значительность объекта – культурную, социальную, экономическую. Смотрим его на потребности и возможности. На подверженность угрозам – природным, военным и экономическим. На то, как влияет на это место глобализация. То есть это либо объект или место под угрозой, либо очень значимые.

И третий блок, очень важный: кто наши потенциальные партнеры, с которыми надо будет контактировать по поводу памятника или ландшафта. Очень важно и полезно иметь активного партнера, который хочет и способен продвигать проект. Не обязательно это один человек, он может это делать в партнерстве с кем-то. Скажем, я, когда занялся темой железной дороги на Манхэттене, не обладал необходимыми навыками по охране наследия или его приспособлению, но мне удалось найти единомышленников, которые в этом понимали…

Конечно, мы анализируем памятник, смотрим на место, но – ведь, по сути, инвестиция идет от людей и для людей и обусловлена людьми. Если проект не имеет поддержки активного сообщества, то он не состоится.

— Какие основные объекты сейчас у вас в работе?

— Есть объекты, которые за годы наших инвестиций стали для нас очень значимыми. Я выделю два. Это Запретный город в Пекине. На нем мы стали работать с 2000 года. Мы работаем в партнерстве с музеем пекинского Дворца. И особенность – в том, что мы также делились нашими знаниями по реставрации и технологиям, которых у китайской стороны не было. Мы привлекли мировых экспертов. И эта практика выросла в университетский курс. И теперь по нашей программе работают реставраторы в музее, и также эта программа внедряется в университете, в архитектурной школе. И это означает, что навыки и техники будут использоваться по всей стране. То есть эффект от нашей инвестиции во много раз превысил ожидаемый.

Другой важный и масштабный наш объект, про который я упоминал – это археологический парк Ангкор. Там у нас сейчас три памятника. Но главная наша инвестиция – это инвестиция в местное сообщество. Изначально частью нашей программы была передача знаний и навыков местным людям, их обучение, чтобы он сами смогли сохранять и обслуживать это уникальное место. И там у нас сейчас команда из сотни человек. Они постоянно живут и работают внутри границ парка. То есть мы создали надежную саморегулирующуюся систему по содержанию и обслуживанию комплекса. И естественно, наши инвестиции имели и социальный эффект: парк стал мощнейшим экономическим генератором активности, занятости для местного населения, которое было раньше очень и очень бедным.

— Вы получаете какие-то экономические дивиденды от вложений?

— Мы в Фонде персонально – нет. В отличие от других организаций похожего типа, мы не имеем объектов в собственности, у нас нет активов. Мы – гости. Нас нужно приглашать. И как всякие вежливые гости, мы в какой-то момент уходим, никому не хочется, чтобы гости сидели до бесконечности. И поэтому мы делаем мощные вложения в местные сообщества, в их знания и умение сопровождать ценный объект… Потому что он – их, а не наш.

Мы как Фонд не зарабатываем на инвестициях, но рассчитываем, что на них заработают местные сообщества, сохраняя и защищая свое наследие. Мы не коммерческая организация. Люди приносят нам деньги в качестве благотворительности. Они хотят улучшить чью-то ситуацию или помочь.

— Успешность Фонда говорит о высоком уровне доверия к нему….

— 50 лет кропотливой работы, конкретные результаты – да, этому люди доверяют. Думаю, важно и то, что наша работа, как я уже говорил, имеет социальный эффект, влияет на жизни людей, меняет их к лучшему.

Штаб-квартира наша находится в Нью-Йорке. Нас всего 27 человек: постоянные сотрудники в офисе плюс те, кто на объектах. Ну а если считать с теми, кто задействован в разных странах в работе над проектами, то выйдет где-то порядка 500.

У нас работают специалисты по управлению в реставрации, у них есть дипломы по исторической консервации, это люди с академическим образованием – по архитектуре или археологии. Есть специалисты финансового отдела. Затем у нас большой отдел – по развитию и фандрайзингу. Этот отдел важен, так как мы благотворительная организация и нам надо уметь привлекать взносы и находить благотворителей. Небольшой, но важный отдел – по коммуникациям. Большую часть нашей работы составляет общение и разговоры. Разговор с американским обществом или международным сообществом. Мы рассказываем, почему важен тот или иной объект, его перспективы. Сложно сохранить наследие, а еще сложнее объяснить, зачем это нужно. В США, скажем, это исторически имеет оттенок идеализма. Считается, что этим занимаются идеалисты. И лично я хочу, чтобы в США было больше информации и сознательного подхода к этому вопросу, чтобы знания о наследии выходили за рамки, скажем, музейного сообщества. Надо объяснить человеку, что – вот, историческое здание по соседству с тобой, и оно важно, прежде всего, для тебя. Потому что там ты можешь встретиться с друзьями, оно дает экономическую прибыль району, это центр небольшого местного сообщества.

— У вас есть представители в России? Возможно, не организации, а частные лица, кто поддерживает ваши идеи.

— Нет… И объектов, над которыми мы бы активно работали в России – нет. И как раз одна из целей моего визита на Петербургский форум – активизировать связи с культурным сообществом России. И я надеюсь, что в следующем цикле WMW, а это будет цикл на 2018 год, появятся российские номинанты. И возвращаясь к разговору об отборе, скажу, что эти номинанты пройдут через ряд наших критериев, чтобы мы могли убедиться окончательно в перспективности и потенциальной результативности выбора.

В этот визит мне также показали Императорские конюшни Петергофа. Это чудесное место с большими возможностями. Если российская сторона захочет, то вполне может обратиться в наш Фонд. Не в нашей практике самим выбирать объекты и места приложения усилий. Инициатива должна исходить от местных сообществ. Это может быть и город, и страна. Но те, кто обращается к нам, должны сказать, прежде всего, самим себе: «Да, это наследие важно для нас, мы хотим его сохранить, давайте сделаем это вместе».

Источник: сайт «Хранители Наследия», беседовали Евгения Твардовская, Константин Михайлов. «Хранители Наследия» благодарят АУИПИК и лично Андрея Загорского и Ирину Карабанову за содействие в организации этого интервью.

Актуальные новости

10-12 июня прошли праздничные мероприятия, посвященные 290-летию города Кяхта, 95-летию Кяхтинского района Республики Бурятия.

19.06.2018

Глава МО «Город Кяхта» Евгений Валерьевич Степанов и глава МО «Кяхтинский район» Александр Владимирович Буянтуев встречали почетных гостей праздника: Главу...
Мониторинг публикаций СМИ 10 – 15 июня 2018 года.

18.06.2018

10 – 15 июня 2018 года. Мониторинг публикаций СМИ Подрядчик из Ярославля получил крупный контракт на ремонт храма Христа Спасителя...
Мундиаль помог реставраторам

18.06.2018

В 2017 году на сохранение объектов культурного наследия в Петербурге было выделено рекордное количество бюджетных и внебюджетных средств – почти...
Больше новостей

Подписка на новости