X
В соответствии с требованиями Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» я выражаю согласие на обработку своих персональных данных администрацией ресурса http://auipik.ru/ без оговорок и ограничений, совершение с моими персональными данными действий, предусмотренных п.3 ч.1 ст.3 Федерального закона от 27.07.2006 г. №152-ФЗ «О персональных данных», и подтверждаю, что, давая такое согласие, действую свободно, по своей воле и в своих интересах.

Согласие на обработку персональных данных дается мной в целях получения услуг, оказываемых ресурсом http://auipik.ru
    Перечень персональных данных, на обработку которых предоставляется согласие:
  • Фамилия
  • Имя
  • Отчество
  • место пребывания (город, область)
  • номера телефонов
  • адреса электронной почты (E-mail)
  • а также иные полученные от меня персональные данные.
    Я выражаю свое согласие на осуществление со всеми указанными персональными данными следующих действий:
  • сбор
  • систематизация
  • накопление
  • хранение
  • уточнение (обновление или изменение)
  • использование
  • обезличивание
  • блокирование
  • уничтожение
  • а также осуществление любых иных действий с персональными данными в соответствии с действующим законодательством.


Обработка данных может осуществляться как с использованием средств автоматизации, так и без их использования (при неавтоматической обработке). При обработке персональных данных администрация ресурса http://auipik.ru не ограничено в применении способов их обработки.
Настоящим я признаю и подтверждаю, что в случае необходимости администрация ресурса http://auipik.ru/ является правообладателем всех фото и видеоматериалов полученных в процессе проведения мероприятия и вправе предоставлять мои персональные данные третьим лицам исключительно в целях оказания услуг технической поддержки, а также (в обезличенном виде) в статистических, маркетинговых и иных научных целях. Такие третьи лица имеют право на обработку персональных данных на основании настоящего согласия.
Данное согласие действует до даты его отзыва путем направления, подписанного мною соответствующего письменного заявления, которое может быть направлено мной в адрес администрации ресурса http://auipik.ru по почте заказным письмом с уведомлением о вручении, либо вручено лично под расписку надлежаще уполномоченному представителю ресурса http://auipik.ru
В случае получения моего письменного заявления об отзыве настоящего согласия на обработку персональных данных, администрация ресурса http://auipik.ru обязана прекратить их обработку и исключить персональные данные из базы данных, в том числе электронной, за исключением сведений о фамилии, имени, отчества.
Я осознаю, что проставление отметки «V» в поле слева от фразы «Принимаю условия «Соглашения на обработку персональных данных» на сайте http://auipik.ru выше текста настоящего Соглашения означает мое согласие с условиями, описанными в нём.

Новости

Обзор материалов СМИ за период: 31.03 – 08.04.2018 г.

09.04.2018

Теперь как новый: Дом Гоголя открыли после реставрации В этом доме Николай Гоголь провел последние годы своей жизни. Сейчас здесь находится мемориальный музей писателя и научная библиотека, названная в память о нем. Завершилась реставрация фасадов Дома Гоголя на Никитском бульваре,...

Теперь как новый: Дом Гоголя открыли после реставрации
В этом доме Николай Гоголь провел последние годы своей жизни. Сейчас здесь находится мемориальный музей писателя и научная библиотека, названная в память о нем.
Завершилась реставрация фасадов Дома Гоголя на Никитском бульваре, в котором русский классик провел последние четыре года своей жизни (1848–1852). Там же он сжег рукопись второго тома «Мертвых душ» за 10 дней до смерти. Сейчас в здании находится Дом Н.В. Гоголя — мемориальный музей писателя и научная библиотека.
С 1960 года Дом Гоголя является объектом культурного наследия федерального значения. Фасады двухэтажного здания выходят на Никитский бульвар и во двор. Последний раз масштабная реставрация дома проводилась в начале 2000-х годов. Тогда были воссозданы исторические интерьеры здания, в том числе каминные печи. Также в здании полностью заменили инженерное оборудование. Реставрационные работы коснулись и его фасадов.
«Более чем за 10 лет на стенах и откосах окон дома появились трещины и сколы, а краска местами поблекла и отслоилась. Сейчас специалисты закончили так называемые поддерживающие реставрационные работы. Их необходимо проводить регулярно затем, чтобы здание находилось в надлежащем состоянии. Периодичность зависит от возраста строения, его состояния, а также материалов, которые были использованы при его возведении», — пояснил глава Департамент культурного наследия города Москвы Алексей Емельянов.
Он отметил, что реставрация фасадов длилась около двух месяцев. Все это время они были скрыты за строительными лесами. Специалисты очистили фасады от старой краски, заделали трещины на стенах и откосах специальными связующими составами. Поверхность стен выровняли и загрунтовали, а затем нанесли два слоя краски в соответствии с колористическим паспортом здания. Откосы выкрасили в белый цвет, а стены — в светло-охристый. В такой цвет до революции выкрашивали все жилые дома в Москве.
Дом 7а на Никитском бульваре был возведен в начале XIX века. Затем он неоднократно перестраивался и менял своих хозяев. С 1847 по 1870-е годы он принадлежал графу Алексею Толстому (1797–1861) и его жене Анне Георгиевне (1798–1889). В 1848 году супружеская чета пригласила писателя пожить здесь, предоставив ему комнаты на первом этаже. Современный облик Дома Гоголя сформировался в 1911–1913 годах. Здание было перестроено по проекту архитектора Дмитрия Челищева на месте каменных хозяйственных построек, которые существовали там с начала XIX века. До середины прошлого века дом оставался жилым, в 1966 году здесь разместилась городская библиотека № 2 с мемориальными комнатами Н.В. Гоголя (с 2009 года — Дом Н.В. Гоголя — мемориальный музей писателя и научная библиотека. Во дворе дома стоит памятник писателю, который в честь 100-летия со дня его рождения создали скульптор Николай Андреев и архитектор Федор Шехтель.
В этом году также отреставрируют фасады доходного дома Германа Бройдо, известного как Дом с писателями. Его фасады украшают барельефы, изображающие русских классиков — Николая Гоголя, Александра Пушкина и Льва Толстого — в античных одеждах. Восстановительные работы на фасадах уже начались. Кроме того, в этом году обновят фасады гостиницы «Метрополь». Во время работ специалисты почистят 23 уникальных панно из майолики, украшающих здание. Среди них знаменитая работа Михаила Врубеля «Принцесса Греза».
Источник: Официальный сайт мэра Москвы

Казанский монастырь в Тамбове признан памятником истории и культуры
Теперь под охраной государства находятся границы улиц Максима Горького, Комсомольской, Набережной, Сергея Рахманинова и Советской города Тамбова.
В единый государственный реестр объектов культурного наследия включен «Казанский мужской монастырь с комплексом епархиальных учреждений», сообщает pravoslavie.ru. Теперь под охраной государства находятся границы улиц Максима Горького, Комсомольской, Набережной, Сергея Рахманинова и Советской города Тамбова.
Всего на территории монастыря находится 15 объектов культурного наследия: два памятника федерального, 10 регионального значения и три выявленных объекта.
Казанский мужской монастырь основан во второй половине XVII века. В настоящее время в комплекс зданий Казанского мужского монастыря входят: 3 храма, колокольня, 2 часовни, Тамбовская духовная семинария, административное здание, хозяйственные постройки. В монастыре действует Воскресная школа для детей и взрослых, где обучаются более 150 человек.
Источник: Тамбовский курьер

В Липецкой области для защиты памятников культуры создано специальное управление
В Липецкой области для защиты памятников истории и культуры создано отдельное управление. Сегодня состоялось установочное совещание. Пригласили глав районов и городов, представителей науки, общественных и коммерческих организаций.
Говорили об ответственности за содержание памятников. На помощь муниципалитетам в сохранении культурного наследия должны прийти общественники и НКО. Но один из самых проблемных вопросов: сохранение памятников археологии. Они наиболее уязвимы, так как большей частью находятся под землей. Страдают и от «чёрных копателей», и при застройке территорий.
Игорь Маленко, начальник управления по охране объектов культурного наследия Липецкой области: «Заказчики работ или органы муниципальной власти обязаны запрашивать у управления информацию о наличии или отсутствии таких объектов до начала любых работ по хозяйственному освоению участков. В случае отсутствия информации провести историко-культурную экспертизу участка. При наличии памятников разработать спецраздел по сохранению такого объекта или провести археологические работы».
Сейчас на территории региона расположено около 700 объектов культурного наследия из единого государственного реестра: 180 – федерального значения, более 500 – регионального. И свыше 2 тысяч памятников, которые пока ждут очереди на получения статуса объектов культурного наследия, то есть финансирования для сохранения.
Николай Чернышёв, руководитель управления Министерства культуры РФ в ЦФО: «Радостно отметить, что создан новый орган государственной власти в Липецкой области, который будет выполнять задачи, связанные с охраной объектов культурного наследия».
Юрий Таран, заместитель главы администрации Липецкой области: «Мы сегодня надеемся предать этой работе новый импульс, глава Липецкой области Олег Королёв дал поручение разработать запрос о создании некоего инвестиционного фонда, который бы позволил нам аккумулировать средства, федеральные и региональные, на восстановление объектов».
Источник: Телекомпания Липецкое Время

 «Общение археолога и строителя — это всегда противостояние»
Директор Института археологии РАН Николай Макаров рассказал “Ъ” о спасательных раскопках и последних находках
Историко-культурная экспертиза участков под застройку и спасательные раскопки в последние годы являются основным источником археологических находок в России, рассказал директор Института археологии РАН Николай Макаров корреспонденту “Ъ” Валерии Мишиной. Академик раскрыл “Ъ” механизм финансирования этих работ и предложил муниципалитетам компенсировать затраты на такую экспертизу малообеспеченным жителям исторических городов.
«Мы всегда стараемся идти навстречу, но не снижая уровень защиты наследия»
— Недавно “Ъ” сообщал о предложении правительства Московской области изменить порядок обязательной историко-культурной экспертизы земель перед их освоением. Какие могут быть последствия, если предложение одобрят?
— Экспертиза земельных участков — очень важный элемент сохранения археологического наследия. Вопрос о судьбе археологических памятников на участках будущего строительства решается не тогда, когда техника выезжает на стройплощадку. Он решается, когда готовится проект. Чтобы проект мог предусмотреть проведение охранных раскопок или обход археологических памятников, важно иметь информацию о том, что находится на участке. Для этого нужна археологическая экспертиза, обследование территории. В России, как и в большинстве стран, нет полных карт археологических памятников, по которым мы могли бы заранее определить, затрагиваются ли древности при строительных работах. В России нет специальной программы археологического обследования территорий, которая когда-то была в Советском Союзе, поэтому все, что мы выявляем, в основном выявляется при экспертизе земельных участков.
Вот пример двухлетней давности — Игнатьевское селище под Звенигородом, где были найдены шлемы XVI века, которые уже неоднократно экспонировались на археологических выставках. Если бы не экспертиза земельного участка, если бы не были организованы раскопки на том месте, где была первоначально собрана керамика, эти шлемы были бы утрачены или остались недоступны для археологов под полотном шоссе.
Для истории русского оружия XVI века это выдающаяся находка. Она позволяет понять, из чего состояли боярские арсеналы эпохи Ивана Грозного, как они формировались. Но ведь первоначальным основанием для раскопок на этом месте стали результаты разведок, при которых были найдены лишь фрагменты керамики XVI века. Не слишком выразительные, но определенно указывающие, что здесь было селище. Здесь проектировалась развязка одного из участков Центральной кольцевой автодороги. Внешне место ничем не примечательно — это поле, там ничто не указывает на возможность обнаружения каких-то археологических древностей. Но возвращаясь к предложениям об отмене экспертизы, я должен сказать, что мы, археологи, в полной мере осознаем, что взаимоотношения исследователей древности и застройщиков, представителей администрации, региональных структур, которые организовывают освоение территории,— это всегда сложный диалог. Мы всегда очень внимательно слушаем позиции строителей, позиции администрации и стараемся идти навстречу. Но не снижая уровень защиты наследия. Я думаю, здесь надо искать какие-то компромиссы.
— В чем могут быть компромиссы?
— Шире использовать уже имеющиеся археологические данные при первоначальном проектировании, так чтобы отказаться от вторжения на участки, где уже известны археологические памятники, присутствие которых заведомо будет «головной болью» для застройщика. Ускорить в некоторых случаях проведение экспертизы, отказаться от экспертизы тех участков, которые уже однажды ей подвергались. Сейчас бывает так, что, когда участок меняет хозяина, экспертиза проводится повторно. Общение археолога и строителя — это всегда некое противостояние, это не новая проблема. Строители всегда считали, что обременение, которое накладывает на них законодательство об охране наследия, избыточно, а археологи всегда говорили о том, что оно недостаточно. Но в последнее время наши взаимоотношения стали более конструктивными. Многие строительные и проектные организации стали более ответственно относиться к своим обязательствам по сохранению археологических древностей. Обсуждать различные варианты проектирования больших объектов с участием археологов, чтобы минимизировать возможный ущерб древностям. Этому способствовала большая открытость археологии на новостройках: стало больше публикаций об археологических находках в интернете, экспресс-выставок. Археологическое наследие как абстракция никому не интересно, строители должны видеть конкретные находки. Когда вы приходите на раскоп и видите, что на участке будущего строительства фундаменты церкви XII века, присутствие которых вы не учли при проектировании, и вы вынуждены менять проект (так было несколько лет назад в Смоленске), вы понимаете, что было бы более разумно учесть «археологический фактор» заранее.
— Сколько стоит культурно-историческая экспертиза? Кто несет финансовую нагрузку?
— Сейчас в России действует система, которая называется коротко: «платит загрязнитель». То есть, если строителю нужно построить газопровод или торговый центр, он будет оплачивать все работы, связанные со строительством, в том числе и археологическое обследование участка. Такая система действует во всех европейских странах. Для определения стоимости работ используются нормативы, разработанные еще в советское время, действие их ежегодно продлевается Минстроем. Ведется разработка новых расценок, более соответствующих современным реалиям, этим занимается Министерство культуры. По закону существуют две формы сохранения археологических памятников. Одна из них — физическое сохранение: вы предлагаете исключить участок, на котором зафиксирован культурный слой или древние погребения, из зоны застройки, немного изменить проект. Это вполне реальный подход при организации строительства на новых участках. Мы предлагаем его как более экономичный: раскопки в этом случае не проводятся, заказчик не несет расходов по их оплате. Археологический памятник остается в ландшафте, он может быть исследован когда-то в будущем. Обход археологических памятников практикуется при сооружении линейных объектов (дороги, газопроводы, линии оптико-волоконной связи). Добавлю, что тщательное определение границ памятников позволяет исключить из зоны спасательных раскопок участки, где культурный слой полностью разрушен.
— Может ли здесь быть коррупционная составляющая? Возможен ли вариант, когда по просьбе застройщика в отчете могут написать, что на участке все утрачено?
— Дело в том, что материалы обследований документируются в отчетах, а археологические отчеты очень основательно рецензируются. Экспертизу отчетов проводит Научный совет по полевым археологическим исследованиям, состав которого утверждает отделение историко-филологических наук РАН. В отчете должна быть представлена подробная документация о шурфах, о характере отложений, о находках. Если документация не соответствует методическим требованиям или возникают сомнения в ее достоверности, ее автор лишается права проводить самостоятельные полевые работы. Если мы сохраним систему экспертизы отчетов о полевых работах, которая сейчас действует, то у нас останутся надежные инструменты для того, чтобы гарантировать объективность заключений, сделанных по результатам обследования земельных участков.
— Каков второй способ сохранения наследия?
— Второй путь обеспечения сохранности — это спасательные раскопки, которые финансируются заказчиком. Проводятся полномасштабные раскопки, создается отчет, объемная научная документация, которая попадает в архив и подлежит вечному хранению, формируется коллекция древних вещей. Таким образом, памятник перестает физически существовать, но информация о нем остается, сохраняется и движимая часть наследия, которая переезжает в музеи.
— Какова все-таки стоимость экспертизы? И сколько она занимает времени?
— Для примера, стоимость разведок по землеотводу ЦКАД на участке вокруг Звенигорода (того самого участка, где было открыто Игнатьевское селище со шлемами XVI века) составляла 800 тыс. руб. Но работы там велись несколько месяцев. Обследование небольших участков, менее гектара, может составить 10–25 тыс. руб. Сроки проведения определяются прежде всего объемом работ, если это большой участок, на нем надо закладывать большое количество шурфов, их документировать. Если это участки площадью несколько сотен квадратных метров, достаточно 4–5 шурфов, эту работу можно сделать в течение нескольких дней. Чтобы проводить археологическое обследование участка, надо получить открытый лист, который выдается Министерством культуры РФ, обычно в течение двух недель. Иногда объектами экспертизы оказываются очень значительные земельные участки. Например, землеотводы под трассу «Таврида», между Керчью и Симферополем, протяженностью более 200 км. Понятно, что это большие, объемные работы, которые требуют времени, закладки большого количества шурфов, очень внимательного визуального осмотра поверхности, в некоторых случаях геофизической разведки. В России сейчас создается довольно много линейных объектов большой протяженности, здесь время никак не сократить, но его затраты окупаются археологическими находками. В последние десять лет спасательные раскопки на местах планируемого строительства стали главным источником поступления новых археологических материалов, иногда — выдающихся по своему качеству.
— В предложении об отмене обязательной экспертизы отмечается, что необходимость проводить историко-культурную экспертизу ложится финансовым бременем и на малоимущие слои населения — многодетные семьи, инвалидов, пенсионеров. Как можно решить эту проблему?
— В исторических городах живут люди разного достатка, и вполне возможна ситуация, когда человек не может себе позволить оплачивать археологические работы, которые должны предшествовать обустройству его участка. Это относится и к архитектурным памятникам.
Владельцы построек, которые имеют статус «объектов наследия», хотя далеко не всегда воспринимаются жителями как значимые памятники, должны заказывать проекты их реставрации даже тогда, когда речь идет о ремонте, и согласовывать эти проекты в органах охраны памятников. В обоих случаях стоит подумать о частичном финансировании этих работ из бюджета городов.
— Что было найдено в последние годы?
— Среди ярких находок погребения германизированной балтской знати VI–VII веков в могильнике Алейка в Калининградской области на месте строительства хранилища газа. Курганы скифского времени на трассе железной дороги Кызыл—Курагино в Туве, это работа наших петербургских коллег, Института истории материальной культуры РАН. Уникальная византийская церковь XI века в Веселом, на территории современного Сочи, в зоне строительства подъездов к олимпийским объектам. Некрополь c погребальными камерами X века в Пскове. Перечень может быть длинным. Эти находки привлекли большое общественное внимание. Материалы раскопок на новостройках постепенно становятся очень важным источником знаний о прошлом, необходимым для разработки фундаментальных тем древней и средневековой истории.
— Каких именно тем?
— Например, истории урбанизации средневековой Руси. Как и когда возникали и развивались древнерусские города, что они представляли собой в начальную пору своей истории, в какие периоды городские территории росли, а в какие — этот рост затухал. За последние 20 лет основная информация по этой теме накапливалась благодаря спасательным раскопкам на участках строительства. Иногда в самых неожиданных местах. В Суздале в 2017 году наиболее яркие материалы были получены на территории городского стадиона, который находится далеко за границами городских укреплений XII–XIII веков. Стадион реконструируется, реконструкция сопровождается большими подрезками грунта. Выяснилось, что на этом участке находился ранее неизвестный участок города XII–XIII веков, с жилыми усадьбами и производственным комплексом, связанным с обработкой цветного металла. Сейчас вместе с Курчатовским институтом мы ведем изучение найденного здесь креста-энколпиона (кресты из двух створок, в которых находились частицы мощей или иных реликвий, носились на шее.— “Ъ”), пытаемся определить, что именно было помещено между створками как объект почитания. Это очень яркие следы распространения городской территории Суздаля на новые участки во второй половине XII—начале XIII веков, незадолго до монгольского вторжения. Или, например, Смоленск — хорошо изученный город, в центре которого в последние годы неожиданно были выявлены участки с очень древней керамикой, изготовленной без гончарного круга. Это остатки поселения IX века, находившегося в центре исторического Смоленска, на Соборной горе. Сейчас идут споры, следует ли считать это поселение непосредственным ядром первоначального Смоленска, или это догородское поселение, которое с ним прямой преемственностью не связано. В любом случае это интереснейший материал для понимания истории Смоленска. В 2017 году благодаря спасательным раскопкам были получены интереснейшие данные о таких малоизвестных археологам памятниках, как Вязьма и Гороховец. В Вязьме на городище было открыт некрополь XIII–XIV веков с очень необычными погребальными деревянными сооружениями, которые неплохо сохранились. Выяснилось, что культурный слой домонгольского времени на городище отсутствует, возможно, первоначальное поселение находилось на другом участке. В Гороховце, небольшом городе в низовьях Клязьмы, выявлен обширный неукрепленный посад XII–XIII веков, являвшийся в домонгольское время центром сосредоточения населения и экономической жизни. Под средневековым слоем здесь были открыты финские погребения I века нашей эры. Эти погребения и исторический древнерусский Гороховец разделяет примерно тысяча лет. Это интереснейший штрих к истории Гороховца. Поволжские финны — предшественники славян на многих участках Волго-Окского междуречья, но их погребальные памятники первых веков н. э. очень редки.
— Какой предстает картина урбанизации Древней Руси благодаря новым находкам?
— Если абстрагироваться от частностей, мы видим мощную картину древнерусской урбанизации XII—первой половины XIII веков, которая идет на спад после монгольского вторжения. С середины XIII века площади городов сокращаются, уровень интенсивной жизни снижается. Проследить эту динамику стало возможно благодаря систематическим, хотя часто небольшим по объему работам в разных исторических городах. Общая картина складывается из отдельных локальных наблюдений. XII век — это время мощного урбанистического рывка во многих странах Европы, так что рост городов на Руси в это время — часть более глобального процесса. Новый подъем городов на Руси начинается не ранее второй половине XIV–XV веков, но затрагивает далеко не все городские центры. Во многих старых городах, например во Владимире, следы жизни этого времени скудны, новый рост заметен лишь в XVI веке. Так прикладные работы дают источники для более глубокого научного понимания больших исторических явлений.
— Институт археологии сообщал, что завершается двухлетний проект по изучению одного из древнейших храмов домонгольской Руси — церкви Благовещения в Новгороде, построенной в XII веке. Храм должен стать первым объектом в России, который будет музеефицирован с использованием современных технологий. Расскажите, пожалуйста, что за новые технологии.
— Практика физического сохранения и экспонирования остатков средневековых построек родилась не вчера и не сегодня. Вспомним, например, Довмонтов город в Пскове, где музеефицированы остатки средневековых храмов, которые были открыты раскопками экспедиции Эрмитажа в 1960–1970 годы. Так что опыт есть. Но в 1970-е остатки средневековых построек оставлялись под открытым небом, при этом музеефикация предполагала дополнение подлинных кладок кладками из современных материалов. На Рюриковом городище над древнейшими остатками церкви Благовещения сооружен обогреваемый стеклянный павильон, средневековые конструкции, остатки стен, полы, открыты для обозрения в своем первоначальном виде. Открытие этой экспозиции планируется в мае. Остатки церкви Благовещения в своем новом виде — органическая часть Рюрикова городища, уникальной исторической территории, которая несколько лет назад стала археологическим заповедником. Вошла в состав Новгородского музея-заповедника. Сейчас чувствуется новая волна интереса к музеефикации археологических памятников, современное общество очень заинтересовано в приобщении к древности не только через тексты, но и через материальные объекты прошлого.
— Насколько информация об археологических находках доступна широкой публике?
— Она доступна по различным каналам. Институт археологии РАН выпускает ежегодно примерно 50 книг, это в основном специальные издания, но многие из них рассчитаны на более широкую аудиторию. Институт оперативно выпускает пресс-релизы о новых раскопках, короткие публикации, доступные неспециалистам, размещаются на сайте. Популяризация — это всегда индивидуальный авторский проект. Большинство археологов любят сами рассказывать о своих результатах, здесь всегда присутствуют авторские интонации, акценты. Большинство археологических экспедиций института (а их ежегодно организуется около 50) проводится с участием студентов и школьников. Многие руководители экспедиций так или иначе связаны с образовательными учреждениями. В этом году фонд «История Отечества» провел специальный конкурс по поддержке участия молодежи в археологических экспедициях. Гранты фонда дадут возможность организовать около десятка летних археологических школ. Расширяется, хотя и медленно, сеть археологических музеев на местах выдающихся памятников, в том числе музеев под открытым небом. Значительно расширился и обновился музей в Болгаре (Татарстан), демонстрирующий древности крупнейшего городского центра Волжской Болгарии, создается новый музей в Свияжске (Татарстан), в экспозиции которого будут представлены остатки деревянных построек, материальная культура русского населения Поволжья XVI–XVIII веков. Обустраивается как музейная территория античная Фанагория (Краснодарский край), появился музей петроглифов на Канозере на Кольском полуострове.
— Сейчас в России около 3 тыс. действующих археологов. Специалисты говорят, что этого мало. Сколько специалистов не хватает и где можно получить археологическое образование?
— В российской системе высшего профессионального образования не существует отдельного направления «археология» на уровне бакалавриата и магистратуры. Нет такой профессии и в реестре специальностей ВПО Министерства труда. А значит, нет и специальных бюджетных квот по подготовке специалистов по этому профилю.
В прошлом году Минобрнауки согласилось с нашими предложениями о введении археологии как отдельной специальности. Надеюсь, на нее будут выделены бюджетные места. Но образовательный стандарт по специальности «археология» пока не утвержден. Пока археологов готовят наши ведущие университеты, которые могут самостоятельно формировать свои учебные программы, но набор очень невелик.
— Почему набор небольшой?
— Возможно, в системе рекрутирования в археологию есть какие-то недостатки, которые не дают возможность привлечь именно тех, кто хотел бы реализоваться как археолог. Мы постоянно ощущаем недостаток молодых специалистов, которые нужны, в частности, для производства спасательных раскопок. Органы охраны памятников в большинстве регионов сейчас укомплектованы в основном управленцами, юристами, которые не обладают специальными познаниями в археологии. А еще 15–20 лет назад в этих органах работало большое количество специалистов, которые могли на месте принимать вполне квалифицированные решения. Работа археолога требует очень серьезной подготовки. Археолог должен иметь хорошее гуманитарное образование. И одновременно обладать практическими навыками производства полевых работ, разбираться в разных категориях памятников — как копаются курганы, как копается культурный слой городов, как используются современные методы документирования археологических объектов.
— Сколько же необходимо археологов?
— Больше, чем сейчас, в два-три раза. Но для формирования профессиональной археологической среды требуется не только специальное образование, но и создание рабочих мест для археологов в бюджетной сфере. В институтах РАН, в музеях, в университетах, в органах охраны памятников. Сейчас система ФАНО—РАН является единственным ведомством, в котором существует сеть специализированных археологических учреждений. Важными центрами археологии традиционно являются музеи. Эрмитаж, Государственный исторический музей, Музей-заповедник Херсонес Таврический, археологические музеи в некоторых регионах. Но во многих региональных музеях в последние годы интерес к археологии был утрачен, археологические отделы были закрыты. В советское время активными участниками археологической деятельности были производственные центры по охране памятников, которые существовали в областных центрах, в республиках и занимались спасательными раскопками, осуществляли систематическое обследование территории. Затем эта система прекратила существование, и их место заняли частные организации. Коммерческие фирмы, которые сейчас проводят значительный объем спасательных раскопок на новостройках, не могут обеспечить стабильного развития археологической отрасли. Потому что археология — это не только раскопки, это и создание архивов археологической документации, хранение коллекций, организация лабораторий для долгосрочного изучения материалов, создание полноценных условий для научной работы. Это затратная область, которая не может развиваться без стабильной государственной поддержки. И организации, которые ориентированы на быстрое проведение отдельных проектов, не могут быть устойчивой основой отрасли, не могут обеспечить профессиональный рост специалистов.
— Сроки введения специальности «археология» известны?
— Сроки определяет Минобрнауки. Наши предложения были направлены полтора года назад. В принципе отношение к идее позитивное. Руководитель министерства — Ольга Васильева — историк, долгое время проработавший в академическом институте, понимающий необходимость этого шага. Я надеюсь, что это произойдет в ближайшее время. Здесь нет каких-то идеологических противников, есть некоторая медлительность шестеренок нашей бюрократии.
Источник: Газета «Коммерсант»

Минкульт поддержал критиков реставрации «Монрепо»
Противники реставрации парка «Монрепо», вызвавшей неоднозначную реакцию в обществе, заручились поддержкой Министерства культуры. Решение было принято на заседании рабочей группы, которое сегодня прошло в Москве.
Как рассказал глава петербургского отделения Международного совета по охране памятников Сергей Горбатенко, представители ведомства не только признали многочисленные недостатки в проекте воссоздания парка, но и выступили за приостановку работ.
Однако это еще не означает, что реставрировать «Монрепо» не будут. Специалисты Минкульта также поддержали создание научно-методического совета, куда войдут в том числе и представители ИКОМОС.
Напомним: представителей профессионального сообщества и жителей Выборга возмутила концепция воссоздания парка. Многие сочли спорной вырубку нескольких тысяч деревьев, а также реконструкции исторических зданий, расположенных на территории, при которой их якобы могут разобрать полностью.
Источник: Телекомпания НТВ

Эксперты ЮНЕСКО посетят Соловки
Эксперты ЮНЕСКО посетят Историко-культурный комплекс Соловецких островов. Об этом сообщается на сайте Минкультуры России по итогам заседания исполнительного комитета организации в штаб-квартире в Париже.
На заседании была представлена обновленную концепцию музейного здания, доработанная с учетом рекомендаций ЮНЕСКО и Международного совета по сохранению памятников и достопримечательных мест (ИКОМОС).
«С момента последней встречи со специалистами ЮНЕСКО, которая состоялась осенью 2017 года, проект строительства музейного комплекса был незначительно доработан, в соответствии с замечаниями ЮНЕСКО и ИКОМОС. В целом проектное решение предусматривает максимально возможное сохранение существующих конструкций ранее спроектированного и частично построенного здания музея», — отметил замглавы Минкультуры России Сергей Обрывалин.
Новый проект, в частности, предполагает создание подземного этажа и снос второго этажа. Работы по частичному демонтажу конструкций здания музейного корпуса начнутся на объекте в 20-х числах апреля.
В ходе встречи было решено, что 22-28 апреля на Соловки приедет мониторинговая миссия ЮНЕСКО, в которой также примут участие эксперты ИКОМОС и Международного союза охраны природы (МСОП).
На заседании в Париже с российской стороны присутствовали замминистра культуры РФ Сергей Обрывалин, директор Департамента государственной охраны культурного наследия Минкульта Владимир Цветнов, постоянный представитель РФ при ЮНЕСКО Александр Кузнецов, а также руководитель Северо-Западной дирекции по строительству, реконструкции и реставрации Наталья Волынская. С ними встретились директор Центра всемирного наследия ЮНЕСКО Мехтильд Росслер, руководитель отдела Европы и Северной Америки Центра всемирного наследия ЮНЕСКО Изабель Анатоль-Габриэль, а также эксперт ИКОМОС Сьюзан Деньер.
Источник: Интернет-издание Lenta.ru

В центре Москвы найдены фрагменты надгробий XVI века
Ценные археологические находки в центре Москвы: надгробия, которым около 500 лет, обнаружили во время перекладки коммуникаций в Малом Златоустинском переулке. Здесь же нашли фрагменты старинных предметов быта. Возможно, артефакты станут экспонатами выставки под открытым небом. Что было в XVI веке на этом месте?
Уникальная находка на месте уничтоженного Златоустовского монастыря, старейшего в Москве: археологи нашли фрагменты надгробий XVI века. Белокаменные плиты с могил монахов и графов обнаружили во время перекладки труб.
Средневековые надгробные плиты нашли в траншеях на полутораметровой глубине. Сам некрополь находился в 50 метрах отсюда. А здесь, судя по историческим планам XVIII века, работала монастырская кузница. В ее фундаменте и использовали плиты XVI-XVII веков. И как ни странно, это и сохранило древние надгробия.
Первое упоминание Златоустовского монастыря — 1412 год. Каменную церковь здесь возвели по указу Ивана Третьего. Монастырь испытывал пожары и разорения, но продолжал жить. В XVIII веке граф Федор Апраксин, сподвижник Петра Первого, построил здесь настоятельный корпус с братскими кельями, поварню — так в то время называли кухню — и кузницу, на месте которой и нашли надгробия. Уничтожили монастырь в 33-м году прошлого века.
«Здесь мы в полной мере можем говорить о Златоустовском монастыре как об объекте, который был трагическим образом утрачен, объекте, который имеет значение не только для Москвы, но и для отечественной истории», — рассказывает заместитель руководителя Департамента культурного наследия города Москвы, главный археолог города Москвы Леонид Кондрашёв.
Археологическая ценность находки — сохранившаяся на плитах резьба. Надгробие XVI века определяют по узору с треугольной выемкой.
«Этот орнамент широко использовался в деревянном зодчестве, в деревянной резьбе. До сих пор избы иногда украшают с помощью такого приема», — говорит археолог, начальник отдела натурных работ компании «Археологические изыскания в строительстве» Константин Егоров.
Первые находки на территории монастыря сделали еще в 2011-м. Нашли закладные стены собора и фрагменты надгробий. Надписи, которым уже 500 лет, еще читаются на некоторых плитах.
— Верхняя строка — самый низ букв. Дальше идет «Преставися», окончание строки, и следующее «Никифоров». Вот здесь вот — Василий, Никифоров сын. А полностью — «Преставися раб Божий Василий, Никифоров сын».
Департамент культурного наследия Москвы из археологических находок планирует устроить лапидарий — экспозицию под открытым небом, чтобы найденные артефакты смогли увидеть все желающие.
Источник: Вести.Ру

Владивостокская крепость может стать объектом всемирного наследия ЮНЕСКО
Правда процедура может занять не один год
В Думе Владивостока обсудили вопрос включение Владивостокской крепости в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.
По словам руководителя инспекции по охране объектов культурного наследия Приморского края Владимира Осецкого, процедура о включении объектов Владивостокской крепости в наследие ЮНЕСКО может занять не один год, нужно вместе искать пути для решения этой задачи.
— Объект, включаемый в список ЮНЕСКО должен быть федеральной собственностью. Необходимо получить поддержку СМИ, министерства культуры, работать с представителями ЮНЕСКО, создать рабочую группу по данному направлению – вот тот механизм, когда люди не за деньги, а за идею будут вносить в общий алгоритм действий свою небольшую, но действенную лепту. До 2017 года мы не были уверены, что отдельные объекты Владивостокской крепости будут зарегистрированы как объекты федерального значения. Но вопрос решился положительно, сейчас в реестре они зарегистрированы и как отдельные объекты в составе ансамбля федерального значения, и как объекты федерального значения. А это уже существенная победа, — сказал Владимир Осецкий.
Источник: Комсомольская правда. Дальний Восток

Владимир Мединский принял участие в открытии барельефа «Сергей Рахманинов»
1 апреля в фойе Концертного зала имени С.В. Рахманинова — «Филармонии-2» состоялось открытие барельефа «Сергей Рахманинов», приуроченное к 145-летию со дня рождения русского композитора. Церемонию открыл Министр культуры Российской Федерации Владимир Мединский.
«Решение дать концертному залу «Филармонии-2» такое имя было неслучайным. Сергей Васильевич Рахманинов является одним из самых исполняемых композиторов в мире. И сегодня, в день его рождения, я бы хотел поздравить всех нас со знаменательным и символичным событием — открытием памятника великому гению», — отметил Владимир Мединский.
Министр культуры также поблагодарил работников Филармонии за вклад в развитие концертного зала: «Выражаю благодарность руководству Филармонии и всем ее сотрудникам, которые создали и продвигают эту культурную площадку на юго-западе нашей столицы».
Генеральный директор Московской филармонии Алексей Шалашов подчеркнул, что барельеф станет художественным символом Концертного зала имени Рахманинова и высокой музыки, звучащей на этой площадке.
В церемонии также принял участие автор памятника — скульптор Андрей Коробцов. Он отметил, что работа над барельефом далась ему нелегко: «Для меня было важным, чтобы зритель, смотря на этот памятник, видел не просто портрет, а чувствовал бесконечную глубину музыки Рахманинова».
К 145-летию композитора Московская государственная академическая филармония подготовила цикл «Рахманиновские дни», который пройдет на разных площадках в апреле. В программе — симфонические и вокальные сочинения, а также фортепианные концерты в исполнении Дениса Мацуева, Джона Лилла, Филиппа Копачевского, Александра Гиндина и Лукаса Генюшаса.
1 апреля, в день рождения композитора, на сцене Зала имени Рахманинова — «Филармонии-2» выступит Государственный академический Большой симфонический оркестр имени Чайковского под управлением Владимира Федосеева.
Для справки:
Концертному залу «Филармонии-2» было присвоено имя Сергея Рахманинова в 2014 году, сразу после реставрации. За четыре сезона в концертных программах на этой площадке приняли участие всемирно известные музыканты Денис Мацуев, Борис Березовский, Михаил Плетнёв, Николай Луганский, Валерий Гергиев, Владимир Спиваков, Туган Сохиев и Юрий Башмет.
Источник: Министерство культуры Российской Федерации

Путин создал Фонд по сохранению Соловецкого архипелага
Президент РФ Владимир Путин подписал указ о создании Фонда по сохранению и развитию Соловецкого архипелага. Его сопредседателями назначили премьер-министра Дмитрия Медведева и патриарха Кирилла. Соответствующий документ опубликовали на официальном портале правовой информации.
«В целях сохранения духовного, культурного, природного наследия и развития инфраструктуры Соловецкого архипелага постановляю считать целесообразным создание Фонда по сохранению и развитию Соловецкого архипелага, а также оказание ему государственной поддержки», — говорится в тексте указа.
Документ устанавливает, что учредителем Фонда является правительство РФ. Имущество Фонда формируется за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета, добровольных имущественных взносов и пожертвований, а также иных источников в соответствии с законодательством РФ. Структура обеспечит проведение и финансирование работ по строительству, реконструкции и капитальному ремонту коммуникаций, инженерной, транспортной и социальной инфраструктуры островов, а также работы по сохранению и реставрации расположенных там объектов культурного наследия.
Высшим коллегиальным органом Фонда станет его совет. Путин распорядился назначить его председателем Михаила Фрадкова.
Источник: ТАСС

В Петербурге склеп знаменитого русского мореплавателя предали забвению на свалке металла
Участок земли отдали бизнесменам до того, как она стала памятником культуры и ни город, ни предприниматели не хотят заниматься трудным случаем.
В Северной столице обсуждают захоронение вице-адмирала Василия Головина на Митрофаньевском кладбище. Поводом вспомнить о русском мореплавателе послужило письмо депутатов Заксобрания полпреду президента Александру Беглову. Тот попросил губернатора разобраться со статусом территории, где раньше находился фамильный склеп исследователя.
Раньше на этом месте было православное кладбище, которое появилось после эпидемии холеры в XIX веке. Единственный сохранившийся склеп спрятан от посторонних глаз за грудами металлолома, утиля и заправкой газовых баллонов. Старинному кладбищу не помогает даже статус объекта культурного наследия. За 10 лет здесь удалось установить только один памятный знак.
К месту, где раньше находился склеп знаменитого мореплавателя Василия Головнина председатель фонда «Помним всех поименно» Александр Несмеянов всегда приходит с цветами. Установки мемориала активисты добивались почти 10 лет. Появился он только прошлым летом. Имя вице-адмирала высечено на двух языках — русском и японском, но памятник почти никто не видит. Василий Головнин совершил два кругосветных путешествия. Первое – на шлюпе «Диана». У берегов Африки он попал в плен к англичанам – и провел там более года. Была и вторая экспедиция – на корабле «Камчатка». В этом плавании первую серьезную практику получили будущие выдающиеся мореплаватели – Фердинанд Врангель и Федор Матюшкин. Памятники русскому вице-адмиралу есть на тропических островах Вануату в Тихом океане и в Японии, причем в стране восходящего солнца в полный рост. В честь Головнина названы вулкан, пролив, гора и даже целый город на Аляске. И особенно обидно, что в чужих странах к памяти исследователя относятся бережнее, чем на родине.
Бывшая территория Митрофаньевского кладбища сейчас в долгосрочной аренде у коммерческой организации. Ее представители оправдываются: мол, землю оформили до того, как эта территория стала памятником культуры. Теперь бизнесмены и сами попали в ловушку.
— Если вы были на этом месте, то видели, что это ровная площадка. Мы уже ничего не можем там сделать, потому что она никому не нужна. Арендаторы, которых мы туда пускали сбежали, напуганные этими маньяками, — сообщил 78.ru директор АО «Гранит-ВТ» Петр Чистяков.
Выходит, что городские власти оказали медвежью услугу и защитникам истории и бизнесменам.
— Вся эта деятельность осуществляется незаконно, потому что ни губернатор, ни какой-нибудь вице-губернатор, ни прокуратура не предпринимают никаких шагов для наведения порядка, — сетует председатель фонда «Помним всех поименно» Александр Несмеянов.
Петербургские депутаты уже обратились к полпреду президента по Северо-Западному федеральному округу Александру Беглову. Тот лично направил письмо Георгию Полтавченко с просьбой разобраться в ситуации.
Общественники и потомки мореплавателя говорят, что продолжат борьбу. Они уверены, что память о русском первооткрывателе должна быть достойно увековечена. В дальнейшем, может быть, удастся отстоять и всю территорию бывшего кладбища. Кстати, уже существует проект зеленой зоны, которая должна появиться там вместо неприглядной свалки металлолома.
Источник: 78.ru

В Вологде появился новый музей – «Дом с лилиями» открылся после реставрации
Семья вологодских меценатов Якимовых восстановили знаменитый «Дом с лилиями» и превратили его в настоящий музей с интересной экспозицией и историческим интерьером.
Торжественное открытие «Дома с лилиями» состоялось сегодня, мероприятие посетил мэр Вологды Сергей Воропанов. Об этом он сообщил на своей странице в социальной сети:
«Сегодня в Вологде открылся музей истории дома Черноглазова. Чаще всего вологжане его называют «Дом с лилиями». Благодаря меценатам – семье Якимовых – это здание было отреставрировано, а теперь узнать о нём и его прежних владельцах можно в небольшом музее. Это пример того, когда бизнес с уважением относится к истории Вологды. Спасибо всей семье Якимовых» – отметил Сергей Александрович.
Напомним, так называемый «Дом с лилиями» также известен краеведам как дом Черноглазова. Он упоминается в 1875 году, тогда дом принадлежал дворянину Фёдору Дубровскому.
Источник: Вологда Поиск

Главгосэкспертиза одобрила проект реставрации в музее-заповеднике «Гатчина»
Главгосэкспертиза России одобрила проект реставрации памятников на территории музея-заповедника «Гатчина». В их числе Большая терраса Белого озера с Львиной пристанью и отдельные скульптуры.
Реставрационные работы на Большой террасе не проводились с 1903 года, сообщает пресс-служба Главгосэкспертизы. На сегодняшний день терраса-пристань находится в аварийном состоянии, возможно обрушение.
Проект реставрации предусматривает демонтаж каменного фундамента террасы с последующим его воссозданием. Также будут демонтированы скульптуры львов с постаментами для реставрации в условиях мастерской.
Реставраторы поднимут со дна Белого озера все затонувшие элементы террасы-пристани, восстановят бутовую кладку подпорных стен и оснований лестниц, реставрируют известняковые ступени лестничных маршей и мощение площадок, воссоздадут балюстрады ограждения.
Реставрация продлится 11 месяцев.
Источник: Агентство строительных новостей

Прокуратура недосчиталась табличек на памятниках культуры Смоленска
Прокуратура обязала администрацию Смоленска установить таблички на памятниках культуры. Выяснилось, что на почти половине объектов нет необходимой информации.
По данным надзорного органа, на территории областного центра находится 441 объект культурного наследия, из них 157 принадлежат муниципалитету. Проверка прокуратуры Ленинского района показала: информационные надписи и обозначения есть только на 83 объектах, ещё 74 памятника оказались «безымянными». Среди них — братская могила советских военнопленных, расположенная на улице Верхне-Майская, братская могила воинов Советской Армии на улице Кирова.
— Таким образом, администрацией города Смоленска, как собственником объектов культурного наследия, нарушаются требования пункта 3 статьи 27 Федерального закона от 25.06.2002 №73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» и не принимаются меры по установке информационных надписей и обозначений на объектах культурного наследия, являющихся муниципальной собственностью, что нарушают права граждан на сохранность и доступность объектов культурного наследия, — прокомментировал старший помощник прокурора области по взаимодействию со СМИ и общественностью старший советник юстиции Александр Боровиков.
Районная прокуратура внесла представление в адрес главы Смоленска Владимира Соваренко. Документ рассмотрели и удовлетворили. Сейчас городская администрация изготавливает и устанавливает недостающие информационные таблички.
Источник: SmolDaily

В Оренбурге потребовали взять на контроль объекты культурного наследия
Опустевшие аварийные здания, которые расселили по федеральной программе, сегодня подвергаются разграблению.  Об этом на совещании  о состоянии и перспективах расселенных объектов культурного наследия сообщила министр культуры  и внешних связей Евгения Шевченко. В течение пяти лет в Оренбурге опустели более 50 таких старинных особняков, 30 из них имеют статус объектов культурного наследия, остальные признали ценной исторической застройкой.
Совещание по судьбе исторических зданий провели по поручению губернатора Оренбургской области Юрия Берга.  О проблемных вопросах на объектах также говорили глава Оренбурга Евгений Арапов, заместитель начальника МУ МВД России «Оренбургское» Олег Чернявский, заместитель прокурора города Оренбурга Иван Ткаченко. Поставить на контроль  исторические здания потребовал и вице-губернатор Павел Самсонов. Расселенные дома в большинстве своем находятся сегодня в аварийном состоянии, но должны быть восстановлены и отреставрированы, такова позиция правительства.
Министр культуры и внешних связей Оренбургской области Евгения Шевченко отметила, что в настоящее время опустевшие, оставшиеся без хозяев и, как следствие, без присмотра, дома подвергаются разграблению, в результате чего исчезают ценные элементы зданий – металлические резные козырьки на входе, оконные проемы, выложенные качественным кирпичом.
— В Государственный орган охраны объектов культурного наследия поступают сигналы от горожан, обеспокоенных уничтожением ценных исторических домов, — сказала Евгения Шевченко. – Мы выезжаем на каждый такой сигнал, привлекаем правоохранителей, представителей прокуратуры. Но спасти от вандализма  эти объекты возможно лишь одним способом – взяв их под постоянную охрану, что, собственно, и предписано законодательством.
Глава Оренбурга Евгений Арапов рассказал о том, какие меры принимает муниципалитет для того, чтобы предотвратить разрушение памятников истории и архитектуры. В частности, в ближайшее время опустевшие дома будут закрыты по контуру (окна, двери, подвальные помещения). Также по завершению конкурсных процедур на установление систем автоматической охраны на каждом таком объекте будет установлено соответствующее оборудование, которое позволит пресечь проникновение в здания.
— Кроме того, мы ведем переговоры о передаче данных объектов на условиях «аренда за рубль» предпринимателям, — рассказал Евгений Арапов. – Интерес не такой высокий, как нам бы хотелось. Тем не менее, около 10 объектов из данного списка уже имеют потенциальных арендаторов. За их судьбу в скором времени можно будет не беспокоиться.
По итогам совещания Павел Самсонов дал поручение руководству Оренбурга ускорить работу по установлению охраны высвобождающихся зданий, разместить на каждом таком объекте информационные таблички о том, что объект представляет историческую ценность и охраняется государством.
Со своей стороны в полиции подтвердили обязательства обратить особое внимание на ценные исторические здания при патрулировании и оперативно реагировать на случаи проникновения неустановленных лиц, повреждение объектов.
Источник: РИА «Оренбуржье»

В Архангельске создан туристический путеводитель по деревянному зодчеству Русского Севера
Новое издание на 370 страницах расскажет о памятниках древней деревянной архитектуры, как до них добраться и где можно поблизости остановиться. Путеводитель проиллюстрирован фотографиями памятников, описаниями деревянных церквей, изб, мельниц, тонкостями их строительства и схемами проезда.
Кстати, в свободном доступе альбом будет выложен в электронной краеведческой библиотеке «Русский Север», сообщили в областном туристско-информационном центре. Новое издание представят уже в эту субботу в Гостиных дворах. Начало в четыре часа пополудни. Книгу можно будет купить там же.
Источник: Московский комсомолец. Архангельск

Память против памятника тема с философом Виталием Куренным
Вопреки распространенному убеждению, наша история нас вовсе не объединяет. Это видно, например, по тому, какие общественные вихри поднимаются вокруг установки новых или возрождения старых памятников историческим персонажам. В Орле воздвигают памятник Ивану Грозному, а в Керчи — барону Врангелю. В Сургуте — Сталину, а в Москве — князю Владимиру. В Петербурге сначала с помпой водружают, а потом сконфуженно демонтируют мемориальную доску Маннергейму. И все это сопровождается скандалами. Металлическое или гранитное сооружение, предназначенное для увековечения кого-либо или чего-либо, вырастает до баррикады.
Любой такой памятник — это памятник собственной эпохе. Именно так к нему и нужно относиться, абстрагируясь от его идеологии и художественных достоинств. Именно так к нему и нужно относиться, абстрагируясь от его идеологии и художественных достоинств. Любой такой памятник — это памятник собственной эпохе. Именно так к нему и нужно относиться, абстрагируясь от его идеологии и художественных достоинств.
Споры о прошлом – это продолжение споров о настоящем? Против некоторых памятников восстает коллективная или чья-то личная память, которая — часть коллективной? Обсудим тему с кандидатом философских наук, профессором НИУ ВШЭ Виталием Куренным.
Почему вокруг памятников Сталину столько возбужденных разнотолков? Не в том ли дело, что любой памятник — он как бы общий, один на всех, а память о той или иной исторической фигуре у каждого своя, и эта память не всегда благодарная. Вот не возникает же общественных распрей из-за памятников, скажем, Гагарину.
Путин подписал указ об изменении правил празднования памятных дат
Виталий Куренной: У нас вообще большие проблемы с публично оформленной памятью в виде монументального искусства. Государственная монументальная политика памяти в России очень резко менялась на протяжении последних ста лет, причем не один и не два, а как минимум три раза, включая сюда и борьбу с культом личности Сталина. Часть общества приветствовала этот процесс, другие, напротив, чувствовали, что их память о вожде дискриминирована. Вспомните, как в позднее советское время ветераны войны ездили с портретиком Сталина под стеклом своих автомобилей. Также неверно считать, что памятники Сталину – это какой-то исключительно современный тренд. Эти памятники существовали кое-где даже после ХХ съезда и сохраняются по сей день. Если вы приедете в Осетию, то увидите там подобные памятники Сталину. Их вам с гордостью будут показывать. Чтобы эти памятники сохранить, некоторые люди рисковали карьерой. Потому что после 1956 года оставить в неприкосновенности памятник Сталину было практически диссидентством. Культ того же Троцкого и других деятелей большевистской революции не успел отлиться в такую монументальную форму, как культ Сталина, но этих «героев революции» также вымарывали затем с официальных фотографий. Многим людям пришлось уничтожать свою личную историю, биографически связанную с этими деятелями. Но намного большему числу людей пришлось стереть или предать полному забвению историю, связанную со своим историческим, семейным происхождением, после большевистской революции.
А сегодняшнее возрождение памятников Сталину, культивирование «неоднозначного отношения» к политическим репрессиям — вы это чем объясняете?
Я сейчас не оцениваю ни Сталина, ни его деятельность. Я говорю о другом — о том, что в отношении к Сталину и не только к нему происходит плюрализация исторической памяти. Появление кое-где памятников советским вождям — часть этого процесса.
Наряду с плюрализацией памяти необходима и ее демилитаризация?
«Плюрализация исторической памяти» применительно к Сталину, Берии, перековавшихся в массовом сознании из палачей в «эффективных менеджеров», — она стихийно возникла в обществе?
Подобные памятники тем или иным историческим деятелям сегодня, как правило, возникают по инициативе какого-то одного человека или группы лиц, часто объединенных профессионально или корпоративно. Например, в селе Кай Кировской области недавно пережил реновацию дом-музей Дзержинского. Этот дом-музей появился в селе еще в 1938 году — кстати, тогда его пытались открыть на протяжении нескольких лет, но не получалось из-за разгильдяйства — и просуществовал до 1994-го. Два года назад местные жители предложили его воссоздать. Был реставрирован и памятник, который там стоял. Такого рода реновации — результат деятельности хорошо организованных инициативных групп, в данном случае легко понять, какая профессиональная группа сыграла здесь решающую роль. Вообще в России наиболее активны в этом отношении ветераны силовых структур. Поэтому очень распространены — если говорить о новейшем историческом этапе — памятники афганцам, десантникам, а также разведчикам или участникам разного рода «локальных конфликтов». И это спонтанный процесс. Никакой направляющей и организующей роли государство в нем не играет. Хотя для разного рода инициатив, определяющих себя как патриотические, существуют некие преференции. Другое дело, что наша историческая память насквозь милитаризирована — патриотизм, по сути, отождествлен с милитаризмом. Что, конечно, является попросту некорректной интерпретацией патриотизма. Вот мы сидим сейчас с вами в кафе на проспекте, названном в честь маршала бронетанковых войск Михаила Катукова, а вон там, чуть подальше, в Строгинской пойме, стоит монумент — самоходная артиллерийская установка, а рядом с ней — кафе «У танка». И так на каждом шагу. Поэтому я бы сказал, что нормализация исторической памяти, раз она сегодня плюрализирована, должна включать и сокращение этого чрезмерного военно-силового элемента. А заодно и демилитаризацию культуры. Иначе, если судить по публичным символам и монументам, вся история страны сведена к истории армии и силовых структур: не история страны, а история какого-то полка получается. Даже советская культурная политика была в этом смысле более взвешенной и сбалансированной. У нас тогда существовал почти религиозный культ Пушкина. Памятник Пушкину, улица Пушкина есть едва ли не в каждом российском городе, даже там, где Пушкин никогда не бывал. Память о выдающихся деятелях культуры — она, конечно, и сегодня находит монументальное воплощение. Например, недавно в Москве открыли памятник Плисецкой. Есть также памятники Товстоногову, Высоцкому, Окуджаве, Ростроповичу — называю здесь лишь примеры из нашей новейшей истории. Но если говорить о преобладающем тренде, то он остается милитаристским. Это, с одной стороны, бросающаяся в глаза диспропорция, с другой — все же очевидный и важный сигнал. Памятники в данном случае — симптом состояния общества. Тут вопрос не о регулировании политики памяти, а вопрос намного более фундаментальный — о демилитаризации общества и культуры как таковой.
Кто должен быть законодателем нашей исторической памяти?
Появление нового памятника или возрождение старого отражает общественный запрос? В случае с памятниками Сталину, Ивану Грозному — это запрос на сильную руку?
Я не назвал бы этот запрос общественным. Это, скорее, запрос определенных корпоративных групп. Например, военные мыслят географическими картами, территориями, большими пространствами. Вероятно, поэтому ими приветствуется памятник Ивану Грозному, присоединившему к Российскому государству казанское ханство, Астрахань… Насколько я помню по общественной дискуссии вокруг этого памятника, которая проходила в свое время, главным апологетическим аргументом было именно то обстоятельство, что этот царь расширил территорию России. Никакого другого содержания — например, одобрения и оправдания жестокости — за этим не стояло. А вот в восточноевропейских странах на установку у нас таких памятников реагируют очень болезненно…
Чем можно объяснить демонтаж памятников нашим военачальникам и солдатам, павшим «в полях за Вислой сонной»?
У них другая историческая и культурная память, чем у нас. Господствующий национально-исторический нарратив здесь сегодня уже выстроен таким образом, что весь «советский» период существования этих государств рассматривается как «оккупация». Для многих российских граждан это довольно обидно. Но всякая дискуссия здесь сегодня бессмысленна — слишком велика энергия конструирования новой национальной идентичности в этих странах. Доходит до абсурда. С одной стороны, в Грузии, в Тбилиси, есть мемориал павшим в борьбе против России, музей советской оккупации и прочее, с другой — действующий государственный музей Сталина в Гори и Сталин как один из главных туристических визуальных брендов страны — на магнитах, бутылках вина и проч.
Демонтаж в ряде европейских стран памятников советским воинам — это, на ваш взгляд, дело инициативных групп или государственная политика?
Я думаю, это инициатива снизу, но она стимулируется господствующим историческим нарративом.
Должна ли существовать государственная политика по увековечиванию кого бы то ни было?
Государственная политика памяти себя полностью дискредитировала в XX веке на опыте многих государств. Все попытки государства играть здесь ведущую роль разворачиваются примерно по одному сценарию. Не должно быть и репрессирования исторической памяти: сегодня государство торжественно возносит кого-то на пьедестал, а завтра с грохотом оттуда низвергает.
Бюст Сталину в Сургуте уже несколько раз обливали зеленкой. Прежде чем ставить памятник кому-то, надо, чтобы по поводу претендента на мемориальный гранит или металл возник общественный консенсус?
Консенсуса по этим вопросам никогда нет и не будет. И это, кстати, нормальная ситуация.
Но воздвигнутый памятник воплощает лишь одну точку зрения на данную историческую персону. Другая точка зрения в этом случае выражает себя зеленкой, кувалдой, а то и тротилом. Что же в этом нормального?
Нормального в этом мало, раз дело доходит до применения силы в разной форме, но это лишь отражает глубину конфликтности исторического сознания в нашем обществе – такие эксцессы об этом напоминают, а это все же лучше, чем скрывать существующее положение дел. Кому какой памятник ставить и где — это вопрос зрелости общества, его способности учитывать мнение общественных групп с другой точкой зрения, даже если таких людей — меньшинство. Если вы ставите памятник, каким-то образом оскорбляющий или задевающий историческое чувство других своих сограждан, то вы, очевидно, отказываете им в более фундаментальном гражданском единстве. Кроме того, здесь важен и художественный вкус.
Художественный вкус…?
Вот-вот, я об этом и говорю. Но в любом случае, на мой взгляд, государство и его представители не должны быть законодателями нашей исторической памяти. Мы это тысячу раз проходили. Еще живы люди, испытавшие глубочайшее потрясение, когда Сталина вынесли из Мавзолея. Что касается художественного вкуса, то здесь нужна нормальная общественная экспертиза. Вообще нормализация монументальных форм символизации исторической памяти в значительной степени должна происходить по линии эстетики, то есть общественной и художественной экспертизы, чтобы не возникало известной по московским творениям плодовитого скульптора ситуации протеста городской интеллигенции в форме «Вас здесь не стояло».
Диверсификация исторической памяти — это хорошо?
На чей-то взгляд, хорошо, на чей-то — плохо, но факт в том, что именно это и происходит сейчас. Этот процесс, повторяю, имеет в значительной мере корпоративный характер. Доказательство тому — большое количество корпоративных инициатив. Военные и представители силовых структур устанавливают памятники своим выдающимся представителям, музыканты — своим, металлурги — своим. И политика памяти, она теперь тоже корпоративная.
Как вы относитесь к сносу памятников?
Отрицательно в любом случае. Здесь действует несовременная форма сознания, отношение к памятнику как прямому политическому символу. Я, честно говоря, посчитал бы историческим варварством, если бы кто-то сейчас взял и уничтожил упомянутый памятник Сталину в осетинском селении. Снос памятников – это революция. Есть, предположим, желание каких-то групп зафиксировать нечто в публичном пространстве. Но вовсе не факт, что такие инициативы нужно поощрять. Потому что помимо отношения к историческому персонажу, чей памятник кому-то хочется снести, есть вопросы градостроительные, вопросы планировки, вопросы архитектуры. К Дзержинскому можно относиться по-разному, но после того, как убрали известный памятник ему, об этом памятнике до сих пор говорят больше, чем если бы он стоял на своем месте. Уничтожение памятника в современных условиях не означает предание его забвению. Памятники Ленину часто сооружались в паре с памятниками Сталину. И несмотря на то что последние, казалось бы, сегодня отсутствуют, они там все равно присутствуют. Возьмите, например, колоссальные сооружения, которые стоят по сторонам канала имени Москвы у города Дубна. Ленин на месте, а Сталина нет. И что, там меньше говорят об этом памятнике Сталину? Нет, говорят больше, слишком очевидна эта пустота, которая обрастает легендами о голове, оставшейся на дне водохранилища.
Давайте вспомним историю памятника. В древних цивилизациях и традиционных обществах памятников в нашем смысле слова не существует. Это эстетический способ возвеличивания власти или статуса уважаемых людей в данном обществе, символы военных побед или же изваяния, выполняющие религиозную функцию. Они — не памятники истории в нашем понимании, они имеют прямую общественную — властно-иерархическую или религиозную функцию. Если ситуация меняется, например, страну завоевывают или там устанавливается другая религия, эти сооружения и символы уничтожаются. Только в рамках современной цивилизации возникает возможность появления собственно исторического памятника, то есть памятника, документирующего прошлую эпоху. И его ценность именно в этом, а не в том, какова его прямая общественная функция. Мы как угодно можем относиться к Ваалу, но понимаем, что разрушение его храма в Пальмире — варварство. Мы бы посчитали таким же варварством уничтожение египетских пирамид и культовых сооружений по причине того, что они созданы несимпатичным нам политическим режимом или, допустим, рабским трудом.
Что такое памятник? Это сооружение, имеющее древние функции. Кому ставились памятники? Императорам, полководцам. В честь чего? В честь военных побед. Есть и другая функция у памятника — религиозная. Большинство исторических памятников, приковывающих внимание миллионов туристов, — это культовые сооружения. Их назначение не сохранять историю, а славить Господа. Точно таким же образом иконы — не предмет для искусствоведческого созерцания, а способ прикоснуться к священному. Но что происходит в современном мире, в мире модерна? Появляется возможность не функционального, а исторического памятника. Такой памятник — это нечто, в чем сохраняется прошлое. И такой памятник всегда реликт. Самые адекватные памятники — это просто части прошлого. Именно поэтому мы сохраняем архитектурные памятники. Современное общество развивает в себе историческое чувство, то есть потребность сохранять прошлое именно в качестве прошлого, в качестве того, чего сегодня уже нет. Но это прошлое является частью нашей исторической идентичности, включающей как хорошие, так и ужасные моменты, о которых тем более не надо забывать. Уничтожение памятников, каковы бы они ни были, — просто рецидив архаического, досовременного сознания. Но это сложная форма сознания, она требует определенной культурной компетенции, которая должна быть сформирована в том числе благодаря соответствующему образованию.
Неисчислимая орава «лукичей» (так советские скульпторы-деляги называли плод своей вдохновенной халтуры — разномастные изваяния Ленина), раскиданных по бескрайним российским просторам, — это тоже памятники архитектуры?
Их архитектурная ценность, конечно, сомнительна. Но любой такой памятник — это памятник собственной эпохе. Именно так к нему и нужно относиться, абстрагируясь от его идеологии и художественных достоинств. По меньшей мере он сохраняет для нас ту культуру памяти, которая существовала в данную эпоху. Другой вопрос, что подобные памятники, вполне возможно, следует перемещать, помещать в другой средовой контекст, определенным образом подчеркивать их исторический характер. Таким памятником просто маркируется та культура памяти, которая существовала в данную эпоху. Я, честно говоря, посчитал бы варварством, если бы кто-то сейчас взял и снес памятник Сталину в осетинском селении. И вообще, снесенные памятники подчас более выразительны, чем сохраненные. Они весьма красноречиво говорят, например, о наших шараханьях из крайности в крайность.
Вы хотите сказать, любому обществу свойственны неразрешимые конфликты между памятниками и памятью?
Любому. А нашему, драматично пережившему гигантские сломы эпох, — особенно. Наша история намного более разорвана, переломана. По поводу ее разных событий и персонажей еще долго, а скорее всего — всегда будут идти споры. И это, на мой взгляд, совершенно естественно. Не надо стремиться к тому, чтобы в обществе воцарилась общая, одна на всех точка зрения, скажем, на революцию, столетие которой мы недавно отметили, или на иной период нашей истории. Не таким способом должен достигаться гражданский консенсус. Он должен достигаться тем, что люди лояльны к Конституции, соблюдают ее, чувствуют себя равными и равноценными гражданами, ко взглядам которых — в рамках закона — следует относиться с определенным уважением, а вовсе не манипуляциями исторической памятью. В Костроме какой-то депутат добился, чтобы открыли памятник Свободе. Это трехглавый былинный Змей Горыныч, запряженный крестьянским плугом, который символизирует три ветви власти на службе у народа. Этот памятник может кому-то нравиться, кому-то не нравиться, но хорошо, что сегодня такое возможно. Плюрализм в практике установки памятников — это нормально. Общество и различные его группы сами разберутся, какие памятники им нужны.
Источник: Российская газета

В Конгрессе русских американцев рассказали, как санкции скажутся на сохранении наследия РФ в США
Новые санкции Вашингтона в отношении российской группы «Ренова» и ее основателя Виктора Вексельберга ударят по проектам по сохранению культурного наследия России в США, заявила президент Конгресса русских американцев Наталья Сабельник.
По словам Сабельник, новые санкции ударят по проектам Конгресса и окажут влияние на американо-российские инициативы по сохранению российского культурного наследия в Соединенных Штатах.
Сабельник в интервью РИА Новости уточнила, что «Ренова» помогает реставрации русской крепости Росс в Калифорнии. В 2017 году компания помогла организовать 200-летний юбилей Елизаветинской крепости на Гавайях.
В пятницу США ввели новые санкции против РФ. В санкционный список попал ряд крупных российских бизнесменов и подконтрольные им компании, в частности, Олег Дерипаска и подконтрольные ему En+ Group, группа «ГАЗ», «Базовый элемент» и «Русал», Виктор Вексельберг и группа «Ренова», сообщала «Газета.ру».
В Госдепартаменте ранее сообщили, что правительство США не будет выдавать американские въездные визы тем крупным предпринимателям и госслужащим России, в отношении которых 6 апреля были введены санкции.
Источник: Федеральное агентство новостей

Более 3 млн рублей выделят на реконструкцию здания «Волжской военной флотилии» в Нижнем Новгороде
Торги по выбору подрядчика пройдут 28 апреля. Здание «Волжской военной флотилии» планируют реконструировать за 3,1 млн рублей. Об этом сообщается на сайте госзакупок.
Согласно материалам госзакупки, подрядчик будет осуществлять работы по сохранению здания, где формировалась «Волжская военная флотилия» в 1918 году в Нижнем Новгороде. Планируется отреставрировать фасад, кровлю и внутренние помещения здания на улице Советской, 13, а также заделать трещины.
Заказчиком реставрации объекта культурного наследия является Управление по обеспечению деятельности мировых судей, адвокатуры и нотариата Нижегородской области.
Стартовая цена контракта составляет 3,172 млн рублей. Денежные средства будут выделены из областного бюджета. Электронный аукцион по выбору подрядной организации пройдет 28 апреля. Ремонтные работы должны быть выполнены в течение трех месяцев с момента заключения контракта.
Источник: Ньюзррум 24

Курганы и древние погребения: на подходах к Крымскому мосту находят артефакты
Российские археологи изучают курганы и остатки древних укреплений на территории, по которой пройдет железная дорога-подход к мосту через Керченский пролив с крымской стороны. Об этом сообщили в инфоцентре «Крымский мост». Только после того, как ученые завершают работу на очередном участке, он передается строителям. Как рассказали в инфоцентре, специалисты уже обнаружили в древних погребениях образцы прикладного искусства IV века до нашей эры.  В Краснодаре открылась выставка, посвященная Крымскому мосту «Это фрагменты античной керамики, искусно расписанной мастерами Аттики. На стенках гидрии – сосуда для воды – изображена сцена битвы амазонок с греками, а рыбное блюдо украшено рисунками морских обитателей», — рассказали в инфоцентре. Предположительно, эта посуда принадлежала представителям боспорской знати, она выставлялась на пирах, а позже стала частью погребального обряда. «Мы получили образцы керамики достаточно высокого художественного уровня. Это работа настоящих мастеров, которые смогли изобразить на сосудах непростой формы орнаменты и фигурные изображения героев античной мифологии. Находки позволят нам глубже изучить древнегреческое искусство, быт, традиции, торговые связи населения восточного побережья Крыма», — рассказал  руководитель экспедиции, доцент кафедры археологии и истории древнего мира Южного федерального университета Сергей Ильяшенко.
Артефакты с росписью древних мастеров были восстановлены из десятков осколков. Реставраторам понадобилось три месяца, чтобы собрать воедино и склеить фрагменты, найденные археологами. Керамика пролежала под землей более двух тысяч лет, поэтому первым делом ее поверхность освобождалась от слоев природных загрязнений, а черепки укреплялись специальными составами. «Большая удача, что гидрия поступила в реставрацию практически без утрат. То есть были найдены почти все фрагменты тулова, ножки, горла и ручек, которые соединились воедино. Удивительным показалось, когда при очистке внешней поверхности мы увидели сохранившиеся фрагменты накладной белой краски на фигурах росписи. Это притом, что почвенные наслоения столетиями разъедали поверхность вазы», — рассказала  художник-реставратор высшей категории ГМИИ им. А.С. Пушкина Елена Минина. Сейчас археологи и исследователи передают артефакты на хранение в фонды музея Керчи. В целом музейные комплексы на двух берегах Керченского пролива получат около 100 тысяч находок, сделанных в рамках строительства Крымского моста и подходов к нему. За три года с момента начала реализации проекта общая площадь археологических раскопок превысила 56 гектаров. Основной объем исследований, добавили в инфоценре, пришелся на участки авто- и железных дорог – подходов к мосту со стороны Тамани и Крыма, где были выявлены десятки объектов культурного наследия.
В зоне строительства Крымского моста обнаружено свыше 1 млн находок «Расписная керамика IV века до нашей эры относится к одному из погребальных сооружений курганной группы Юз-Оба. Она известна во всем мире. Находки, сделанные в курганах Юз-Обы, украшают залы крупнейших музеев мира: Британского музея, Лувра, Эрмитажа, ГМИИ им. А.С. Пушкина. Благодаря проекту Крымского моста и подходов к нему такие артефакты теперь есть и в музее Керчи. Уже скоро они будут представлены в наших выставочных залах», — заключила  заместитель гендиректора Восточно-Крымского историко-культурного музея-заповедника Наталья Быковская. Крымский мост станет самым длинным не только в России, но и в Европе — его протяженность составит 19 километров. Движение по мостовому переходу планируют запустить в два этапа.
Источник: РИА Новости. Крым

В столице Карелии отреставрируют дом культуры
Заброшенный дом культуры в Петрозаводске реконструируют‍. В столице Карелии городская администрация приняла решение о полной реставрации местного заброшенного здания Дома культуры.
Речь идет о постройке на улице Зайцева, которая еще несколько лет назад была выставлена на продажу. Однако поскольку желающих приобрести ее так и не нашлось, был разработан проект реставрации дома и сада вокруг него. Общая площадь этого земельного участка — 49 соток.
Раньше этот дом культуры собирал в своих стенах строителей.
Источник: Сайт Nation News

Актуальные новости

XXIX Всемирная зимняя универсиада 2019 пройдет в Красноярске

10.12.2018

  Со 2 по 12 марта в Красноярске пройдет XXIX Всемирная зимняя универсиада 2019. Этот третьи спортивные студенческие игры, которые...
Бывшему зданию гауптвахты на Сенной площади вернули исторический облик

10.12.2018

  В Санкт-Петербурге отреставрировали фасад и кровлю Гауптвахты на Сенной площади. Как сообщили в пресс-службе Комитета по государственному контролю, использованию...
Мониторинг публикаций в СМИ за 1–7 декабря 2018 года

07.12.2018

  Комитет по охране культурного наследия в Татарстане открывает горячую линию Горячая линия открывается для реакции на «возможные нарушения законодательства...
Больше новостей

Подписка на новости