X
В соответствии с требованиями Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» я выражаю согласие на обработку своих персональных данных администрацией ресурса http://auipik.ru/ без оговорок и ограничений, совершение с моими персональными данными действий, предусмотренных п.3 ч.1 ст.3 Федерального закона от 27.07.2006 г. №152-ФЗ «О персональных данных», и подтверждаю, что, давая такое согласие, действую свободно, по своей воле и в своих интересах.

Согласие на обработку персональных данных дается мной в целях получения услуг, оказываемых ресурсом http://auipik.ru
    Перечень персональных данных, на обработку которых предоставляется согласие:
  • Фамилия
  • Имя
  • Отчество
  • место пребывания (город, область)
  • номера телефонов
  • адреса электронной почты (E-mail)
  • а также иные полученные от меня персональные данные.
    Я выражаю свое согласие на осуществление со всеми указанными персональными данными следующих действий:
  • сбор
  • систематизация
  • накопление
  • хранение
  • уточнение (обновление или изменение)
  • использование
  • обезличивание
  • блокирование
  • уничтожение
  • а также осуществление любых иных действий с персональными данными в соответствии с действующим законодательством.


Обработка данных может осуществляться как с использованием средств автоматизации, так и без их использования (при неавтоматической обработке). При обработке персональных данных администрация ресурса http://auipik.ru не ограничено в применении способов их обработки.
Настоящим я признаю и подтверждаю, что в случае необходимости администрация ресурса http://auipik.ru/ является правообладателем всех фото и видеоматериалов полученных в процессе проведения мероприятия и вправе предоставлять мои персональные данные третьим лицам исключительно в целях оказания услуг технической поддержки, а также (в обезличенном виде) в статистических, маркетинговых и иных научных целях. Такие третьи лица имеют право на обработку персональных данных на основании настоящего согласия.
Данное согласие действует до даты его отзыва путем направления, подписанного мною соответствующего письменного заявления, которое может быть направлено мной в адрес администрации ресурса http://auipik.ru по почте заказным письмом с уведомлением о вручении, либо вручено лично под расписку надлежаще уполномоченному представителю ресурса http://auipik.ru
В случае получения моего письменного заявления об отзыве настоящего согласия на обработку персональных данных, администрация ресурса http://auipik.ru обязана прекратить их обработку и исключить персональные данные из базы данных, в том числе электронной, за исключением сведений о фамилии, имени, отчества.
Я осознаю, что проставление отметки «V» в поле слева от фразы «Принимаю условия «Соглашения на обработку персональных данных» на сайте http://auipik.ru выше текста настоящего Соглашения означает мое согласие с условиями, описанными в нём.

Обзор прессы

Обзор материалов СМИ (24-31 октября 2016 г.)

31.10.2016

«Никакой проект не возможен без опоры на авторитетные общественные структуры» Наши эксперты и читатели обсуждают идею стратегического приоритетного проекта «Сохранение культурного наследия» «Хранители Наследия» После публикации о разработанном в недрах Министерства культуры России проекте проекта— стратегического и приоритетного — «Сохранение...

«Никакой проект не возможен без опоры на авторитетные общественные структуры»

Наши эксперты и читатели обсуждают идею стратегического приоритетного проекта «Сохранение культурного наследия»

«Хранители Наследия»

После публикации о разработанном в недрах Министерства культуры России проекте проекта— стратегического и приоритетного — «Сохранение культурного наследия» на 2017-2030 гг. редакция получила множество откликов и комментариев. Приятно, что публикация и идеи оставили неравнодушной широкую аудиторию: и работников госорганов охраны памятников, и общественных деятелей, и экспертов, и представителей градозащитных организаций разных регионов.

Приятно вдвойне, что общее настроение не сводится к известной формуле «бурные аплодисменты, переходящие в овацию». Оно вполне рабочее: проект должен быть наполнен реальным содержанием и снабжен работающими механизмами воплощения в жизнь – иначе ему не стать ни стратегическим, ни приоритетным, ни тем более национальным.

А это уже зависит не только от авторов идеи, но и от всех остальных.

Павел Пожигайло, председатель Общественного совета Министерства культуры РФ, председатель Оргкомитета Всероссийской премии «Хранители наследия»:

— Опубликованные материалы проекта содержат множество правильных намерений и целей. Безусловно, сохранение культурного наследия заслуживает того, чтобы стать одним из приоритетных национальных проектов, безусловно, оно может быть одной из составляющих социально-экономического развития регионов. Но проблема в том, что эти намерения и цели в последние 15-20 лет уже неоднократно провозглашались. Одними лозунгами и благими пожеланиями проблему не решить, и в основе национального проекта должен быть четкий и работоспособный механизм достижения намеченных целей.

Пока что механизм реализации намеченного в материалах проекта не просматривается, и это сразу вызывает вопросы. Например, ставится цель привлечения в сферу сохранения культурного наследия частных инвестиций, причем планируется через 14 лет увеличить внебюджетное финансирование в 60 раз. Прекрасная цель, но за счет чего она будет достигнута? Откуда возьмутся стимулы для корпораций, бизнесменов, предпринимателей вкладывать средства в сохранение наследия? Особенно сейчас, в период экономического кризиса?

Или другой вопрос – какова будет организационная структура проекта, кто будет управлять процессами сохранения наследия на федеральном уровне? Совершенно ясно – и в этом нас поддерживают многие эксперты – что необходимо воссоздать отдельный орган, ответственный за сохранение культурного наследия, с прямым подчинением как минимум председателю Правительства.

На уровне государства к реализации такого проекта необходим системный подход. Потребуется и координация действий различных министерств и ведомств, объединение усилий, устранение дублирующих функций. Наши эксперты, анализировавшие госбюджет, подсчитали, что если суммировать расходы на культурную сферу в бюджетах отдельных министерств и ведомств – минобороны, минобразования, минэкономразвития – то общий консолидированный бюджет культуры как минимум удваивается. Но пока эти ресурсы разобщены, нет консолидации усилий, общих целевых показателей. С такой задачей не справится одно Министерство культуры, тем более, некий проектный офис при нем.

Конечно же, необходимо выбрать направление главного удара. А это требует перераспределения средств, выделяемых на культурное наследие, выделение перечня памятников, требующих безотлагательных мер по их спасению. Что бы не получалось, как сегодня, когда огромные средства направляются на один-два «знаковых» объекта, как Новый Иерусалим или Соловки – а тысячи памятников в это время разваливаются или исчезают.

Но самое главное, без чего невозможен никакой стратегический проект – это объединение усилий государства и общества. А это проблема народного доверия организаторам и исполнителям. Поэтому проекту «Сохранение культурного наследия» необходим мощный общественный и экспертный совет, который и будет определять приоритетные направления усилий и расходования средств. Нужен прозрачный общественный аудит всех проектов в этой сфере, чтобы страна убедилась, что средства действительно расходуются на благие цели, на сохранение национального наследия. Поэтому реализация такого стратегического проекта невозможна без опоры на мощную и авторитетную общественную организацию или, может быть, несколько организаций, которые будут действовать согласно закону об общественном контроле. В этой связи, кстати, немного странно, что разработка проекта «Сохранение культурного наследия» велась Министерством культуры без общественного обсуждения, без вынесения на свой же собственный Общественный совет.

Мария Миронова, председатель Королевского отделения ВООПИК, Московская область:

— Оба проекта – «Сохранение культурного наследия» и «Культура малой родины» — представляются жизненно важными для России как для государства в свете того, с какой скоростью мы теряем исторические здания (и, соответственно, связь с собственной историей). Положение с материальным культурным наследием на федеральном, региональном и местном уровнях можно назвать критическим или катастрофическим, и ни один эпитет не будет преувеличением. Совершенно понятно, что никакое общественное объединение граждан – ни ВООПИК, ни «Архнадзор», ни кто-либо иной — не в состоянии решить задачу, которая должна масштабно решаться на государственном уровне. В Королёве, например, никто, кроме членов общества охраны памятников, не занимается архивными исследованиями исторических объектов, заявлением зданий к постановке на госохрану. Местной администрации всё это не нужно – власти заняты тем, что помогают застройщикам вытаптывать историческую среду. Ибо кто не препятствует – тот, естественно, помогает.

Выявление объектов культурного наследия, заявленное как одна из целей национального приоритетного проекта, — то, что должно проходить повсеместно. Как вам скажет любой градозащитник, мы чаще всего расходимся во взглядах с местной властью в том, что понимается под самим словом «наследие». В нашем представлении это всё, что сохраняет память об истории города, является ценным с художественной, мемориальной, исторической точек зрения, а в представлении мэров – только то, что обладает официальным статусом. Сохранить здания, обладающие статусом, трудно, но ещё труднее сохранить здания без этого статуса. Поэтому: если национальный проект поможет сделать процесс выявления памятников перманентным, он уже улучшит положение наследия, которое пока является «нелегальным». Про консервацию и реставрацию я вообще молчу, потому что это прямое физическое сохранение памятников; если эти работы не проводятся, то о чём мы вообще говорим?

Остановить бульдозерно-экскаваторный вандализм национальный проект, конечно, не сможет. Боюсь, что это возможно сделать только путём последовательных репрессивных мер, к которым правительство, на мой взгляд, совершенно не готово. Но перевести наследие из крайне тяжёлого состояния хотя бы в стабильно тяжёлое национальный проект может вполне. Спасать ещё есть что и сохранять есть что. Много.

Кроме того, приоритетный национальный проект может изменить отношение к наследию – потенциально. На местах общество охраны памятников, градозащитники и краеведы будут готовы оказать любую помощь в этом. Опасения связаны с тем, что проект может быть ориентирован только на включение памятников, так сказать, в «экономический оборот». Если это будет главной и единственной целью, многие объекты останутся без внимания и помощи, поскольку «монетизировать» духовные ценности иногда просто не получается. То есть мы должны понимать, что сохранять исторические здания надо не ради извлечения коммерческой прибыли, а ради сохранения прежде всего самой России.

Андрей Петруцкий,  член президиума Рязанского отделения ВООПИК:

— Проект «Сохранение» обязательно надо включить в число национальных приоритетных проектов. Сейчас выявление новых ОКН — удел единичных энтузиастов. Пример. В Рязани сохранились два здания, где проживал К. Э. Циолковский. Власти ставить их на охрану не желают под разными предлогами, так как  нет единой государственной политики в этом деле. Снести эти дома и застроить — вот нынешний приоритет.

Юрий Веденин, председатель Общества изучения русской усадьбы, член Оргкомитета Всероссийской премии «Хранители наследия»:

— Разумеется, такую идею можно только приветствовать. Но сразу же возникает множество вопросов. Мы уже были свидетелями множества деклараций, где говорилось о необходимости усиления роли культуры, о в том числе за счет приоритетов в сфере сохранения культурного наследия. Однако эффект от этих деклараций был фактически нулевым. В этих документах никогда не говорилось о реальном положении дел, о том, что Россия фактически является мировым лидером по числу руинированных и уничтоженных памятников. Огромное число памятников фактически остаются бесхозными, и за их сохранность никто не отвечает. Многие работы, которые в настоящее время ведутся, связанные с новым строительством, с введением в хозяйственную деятельность новых территорий, наносят непоправимый вред нашему культурному наследию. Мне кажется, что в основе таких деклараций должна лежать своеобразная дефектная ведомость, в которой были бы вскрыты реальные факты и реальные причины столь плачевного положения в сфере охраны и сохранения наследия. В документе говорится о необходимости сохранения наследия в малых городах России. Однако главным условием, которое бы позволило решить эту задачу – это создание комфортной среды обитания для жителей этих городов, что позволило бы им ощущать свой городок как Родину, как место, где они бы хотели жить и работать. К сожалению, эта проблема остаётся вне поля внимания этого проекта, да и других проектов также. И многие другие предложения носят явно декларативный характер, без разработки реального механизма для их выполнения. И очень хотелось бы, чтобы люди, которые поставлены во главе организации, ответственной за охрану и сохранение наследия, читали бы законы, по которым мы должны жить и работать. Тогда бы не было столь неграмотных выражений о том, что «акцент должен быть смещен с «охраны» наследия на его «сохранение».   Как известно, что в законе подчёркивается важность и необходимость и охраны, и сохранения, а также то, что эти работы одинаково значимы для нашей отрасли.

Марина Климкова, искусствовед, член градозащитной группы «Спасем Студенец», г. Тамбов:

— Включение проекта «Сохранение культурного наследия» в число приоритетных и стратегических считаю важным и полезным. Конечно, условия сегодняшнего времени не смогут позволить использовать для его реализации такого количества средств, как для национальных проектов в прошлые, более успешные годы.  Однако «дело реставраторов» показывает, что и при наличии средств они могут употребляться неэффективно. Важнее другое. Национальный проект «Сохранение культурного наследия» может обратить внимание общества на ценность наследия, прежде всего, в провинции, где к памятникам сейчас относятся как к некоей обузе, которая не дает городам «развиваться», т.е. застраиваться инвесторами. Такой проект может способствовать соблюдению закона о наследии, разработке концепций сохранения, пересмотру работы структуры системы государственной охраны памятников, привлечению к решению проблемы денежных средств и  новых здоровых сил из профессионалов и общественности.

Михаил Мильчик, эксперт, член Федерального научно-методического совета по культурному наследию Минкультуры РФ, Санкт-Петербург:

— Включение проекта «Сохранение культурного наследия» в число приоритетных проектов России не только желательно, но необходимо. Во-первых, потому что огромное число наших памятников архитектуры находится в состоянии аварийном или близком к аварийному, а все деревянное наследие – самая оригинальная часть нашей архитектуры – на грани полного исчезновения, что нужно расценивать как мало кем осознанную катастрофу общенационального масштаба. Во-вторых, потому что объекты культурного наследия (вне зависимости от того, имеют ли они официальный статус) являются материальным воплощением исторической памяти и наряду с языком одним из важнейших факторов сохранения национальной идентичности и целостности государства.

Нынешнее глубокое неблагополучие с охраной культурного наследия носит системный характер и потому для исправления существующего ненормального положения требуется:

— коренное изменение всей государственной системы охраны культурного наследия;

— изменение порядка и условий проведения конкурсов;

-выделение реставрации в особую отрасль,

— признание требования сохранения подлинности главным критерия при решении всех вопросов, связанных с охранной и реставрационной деятельностью;

— восстановление государственных институтов реставрации;

-восстановление роли и значения Федерального научно-методического Совета;

— срочная разработка мер по сохранению рядовой (фоновой) исторической застройки;

— принятие подпрограммы комплексного сохранения культурного наследия в исторических городах, которое при правильной ее разработке может стать одним из важных факторов пополнения региональных бюджетов и развития туризма.

Включение проекта сохранение культурного наследия в чисто приоритетных, при условии, что он будет носить системный характер, сможет способствовать его сохранению и восстановлению размытой ныне исторической памяти нашего общества.

Андрей Найденов, начальник ГБУК «Государственная дирекция по охране культурного наследия Липецкой области»:

— Идея стратегического приоритетного проекта в сфере сохранения культурного наследия – это безусловно важно и полезно. И не только потому, что культура и культурное наследие понимаются как основа национальной безопасности и стратегический фактор национального единства, как непременное условие сохранения и развития этнического и культурного многообразия народов России.  Проект должен изменить отношение к нашему наследию и способствовать его сохранению и популяризации. Главное, чтобы Правительство не ограничилось привычным способом выделения большего количества денег, поскольку нашему наследию нужны не только и не столько деньги, которые, к тому же, имеют удивительную способность быстро кончаться и расходоваться непонятно куда… Кроме средств на проведение первоочередных противоаварийных работ на тысячах памятников, которые могут просто не дождаться лучших времен, на ликвидацию огромного пробела в обеспечении памятников необходимой документацией (территории, зоны охраны, предмет охраны и т.д.) нужен целый комплекс мер по изменению отношения к наследию. Со стороны как органов государственной и муниципальной власти, которые порой воспринимают нашу сферу как нечто инопланетное и не имеющее никакого влияния на окружающую их жизнь, так и со стороны наших граждан, большинство которых страдают правовым и культурным нигилизмом по отношению к памятникам истории, архитектуры и археологии. Нужна отдельная и большая программа по популяризации культурного наследия. Как впрочем, и требующая огромных затрат программа по археологическому обследованию территорий, подпадающих под хозяйственное освоение, на что у регионов денег никогда не найдется… Но конкретные механизмы, конечно же, должны стать объектом обсуждения специалистов. Меня, правда, несколько смущает территориальный подход в реализации данного проекта, поскольку пока не очень понятно как и когда «пилотные» результаты будут экстраполироваться на остальную территорию нашей необъятной державы, чье культурное наследие ждет — не дождется более уважительного к себе отношения…

Евгений Соседов, председатель Совета Московского областного отделения ВООПИК:

— Проект нахожу важным; это прекрасно, что проблематика сохранения наследия выходит на такой высокий уровень. Но проект что-то изменит и будет полезен для наследия только в случае привлечения к разработке программ проекта и контроля за его реализацией широкого круга экспертов и общественности.

В том описании, которое сейчас есть на сайте, все слова в целом правильные, особенно радует внимание к регионам, но что конкретно за ними стоит — пока не совсем ясно. Например, реализация пилотного проекта в Тверской области может закончиться двумя-тремя показательными «мега-реставрациями», а тысячи остальных памятников продолжат гибнуть, а может быть развернута программа массовой консервации сельских храмов, усадеб, разработана программа сохранения и развития исторических городов.

Пока, повторюсь, слишком мало информации. Удивляет уже и сам факт появления такого значимого и масштабного проекта без предварительного открытого экспертного и общественного обсуждения.

Но надеемся на лучшее и готовы давать свои предложения.

Дмитрий Швидковский, ректор МАрхИ, академик РААСН:

— На мой взгляд, проект по сохранению культурного наследия должен быть не просто первостепенным, но первейшим среди национальных приоритетных проектов. Без памяти нет идентичности нации. Мы потеряли из нее слишком много, и если не обратимся немедленно к сохранению, исследованию и популяризации наследия во всех ее ипостасях то нас ждет по словам Шмелева, «сошествие во ад». Наследие – опора нашего чувства Родины, а значит безопасности, самостоятельности и счастья – для всего нашего великого народа.

Владимир Тарновский, начальник Управления по охране объектов культурного наследия Саратовской области:

— В Саратовской области охрана объектов культурного наследия уже является приоритетным направлением. Одним из первых вопросы сохранения памятников истории и культуры поднял губернатор Валерий Радаев. Благодаря этому в областном центре активно обсуждаются и практически решаются вопросы охраны, сохранения и популяризации объектов культурного наследия, развития городской среды в увязке с памятниками истории и культуры.

Сохранение объектов культурного наследия требует комплексного подхода. Поэтому предложение федерального Минкультуры о включении направления «Культура» в перечень стратегических является особо значимым для Саратовской области.

Важной задачей мы считаем популяризацию объектов культурного наследия. В том числе это возможно с помощью информирования через СМИ и социальные сети об уникальных объектах, проведение бесплатных экскурсий, праздниках, посвященных историческим событиям, лицам. Для привлечения внимания к объектам необходимо проведение мероприятий по повышению престижа профессии реставратора, повышению качества образования реставраторов, созданию общественного контроля, некоммерческих организаций в сфере охраны.

Насущный вопрос и реставрация. Чтобы запустить процесс реставрации зданий, финансирования из федерального источника не избежать, однако кроме этого необходимо привлекать инвесторов к воссозданию особо ценных зданий. К сожалению, в современной России добровольное финансирование работ по сохранению памятников считается из ряда вон выходящим. В связи с чем необходимо принимать меры по формированию образа успешного человека, гражданской позицией которого является помощь в сохранении объектов культурного наследия.

Стоит отметить, что без постоянного внимания и усилий многие объекты архитектуры ветшают. Даже после дорогостоящей реставрации необходимо поддерживать объект. Поэтому для поддержания, сохранения важна разработка стратегии по доходному использованию объектов культурного наследия.

Включение направления «Культура» в перечень основных направлений стратегического развития страны, а также дальнейшая консолидация усилий всех участников процесса позволят реализовать описанные проекты. А значит, в глобальном смысле укрепит имидж России, как страны, имеющей богатую культуру и дорожащей ею.

От редакции. В ближайшее время экспертное и общественное обсуждение идеи приоритетного стратегического проекта «Сохранение культурного наследия» продолжится – на Общественном совете Минкультуры РФ и, как предполагается, в рамках Санкт-Петербургского культурного форума 1-3 декабря 2016 года. «Хранители Наследия» обязательно примут участие и сообщат о результатах.

/Хранители Наследия/

 

Росимущество обязали отреставрировать усадьбу Строгановых

Псковский городской суд обязал Территориальное управление Росимущества отреставрировать усадьбу Строганова в Волышове. Эта радостная новость облетела все местные СМИ и указана первой на сайте Госкомитета по охране объектов культурного наследия, что совсем не случайно. Именно Госкомитет обратился с иском «о признании незаконным бездействия Росимущества, ТУ Росимущества в Псковской области в неосуществлении содержания и сохранения объекта культурного наследия федерального значения «Ансамбль зданий усадьбы Строганова, XVIII-XIX вв., с парком».

Много лет федеральный памятник медленно, но верно приходит в упадок. В одном из ответов общественникам, Госкомитет указывает на то, что идет подготовка инвестиционного предложения и поиск ответственного пользователя этого огромного и ценного исторического ансамбля, так как никаких бюджетных средств на реставрацию 46 объектов, входящих в комплекс усадьбы, не хватит. Все, что может и делает Госкомитет с точки зрения финансов – это подает заявки на участие в ФЦП «Культура России (2012-2018 гг.)». Но эти средства покрывают лишь некоторые противоаварийные мероприятия. В результате одного из Круглых столов, организованных Госкомитетом по теме спасения строгановской усадьбы, Епархиальный Свято-Успенский Псково-Печорский мужской монастырь выступил с предложением разработать проект реставрации церкви Спаса 1-й половины XIX века в с. Волышово.

Ну а пока владения Строгановых ожидают щедрого и просвещенного инвестора, суд обязал ТУ Росимущества по Псковской области принять меры к сохранению памятника путем проведения реставрационных работ в течение двух лет со дня вступления решения суда в законную силу.

Кстати, пока наиболее эффективным защитником усадебного имущества можно назвать отделение полиции в соседнем Порхове. Вход в учреждение охраняют два бронзовых грифона, которые когда-то стояли у графского дворца в Волышове. А ещё раньше украшали барскую усадьбу в деревне Михалёво. В смутные 90-е их перевезли к милиции: от греха подальше. Там они вполне органично прижились. Будем надеяться, в ожидании возвращения домой…

Напомним, что для Росимущества это уже второй суд за неделю, связанный с объектами культурного наследия. В Усольском районе Иркутской области ТУ Росимущества также по суду обязали законсервировать единственный в районе федеральный памятник – деревянный неоклассический дом архитектора Рассушина. Срок исполнения решения суда – до 1 декабря.

Досье: Усадьба Строганова XVIII-XIX вв. в с. Волышово – уникальный архитектурный комплекс, включающий порядка 46 объектов. Усадебный дом сначала был деревянным, затем перестроен в камне при графе С. А. Строганове петербургским архитектором К. Шмидтом. Кроме того, в усадьбе есть большой парк, храм, конюшни, манеж и другие постройки.

Волышово известно с незапамятных времен, но подлинного расцвета имение достигло в XIX веке, когда все начинания, планы и задумки Дмитрия Васильевича Васильчикова, героя Отечественной войны 1812 года, обер-егермейстера Императорского двора, принял и продолжил его зять Александр Строганов. В имении Васильчиковых все было сделано, говоря современным языком, по уму, здесь ярко проявились свойственные семье экономическая инициатива и хозяйственная изобретательность.

Строгановы знали толк и в экономике, и в архитектуре. Проект перестройки усадьбы был создан и осуществлен молодым, но уже широко известным в Петербурге архитектором М. А. Макаровым, учеником А. И. Штакеншнейдера. Волышово поражало сочетанием многих стилей – историзма, элементов Византии и эпохи барокко, раннего классицизма и древнерусской архитектуры. На зданиях усадьбы были мансарды, заменившие мезонины и верхние этажи. В каждом доме они отличались друг от друга по конструкции и силуэту, но в целом создавали целостную картину.

Одним из самых главных достижений Волышово является основанный графом Строгановым племенной конный завод, ныне «Псковский конный завод», занимающийся разведением лошадей русской рысистой породы.

/Хранители Наследия/

 

Григорий Донец: Памятникам истории и культуры в Севастополе нужен хозяин

Управление охраны объектов культурно наследия в Севастополе следовало бы переименовать и придать ему федеральный статус, а функции охраны памятников – возложить на конкретного балансодержателя. С таким предложением на «Форуме действий» ОНФ в Ялте выступил член регионального штаба Общероссийского народного фронта Григорий Донец.

«Объекты культурного наследия на балансе управления не стоят, поэтому логично, чтобы их охрану осуществлял балансодержатель, а управлению должны быть предоставлены права надзора и контроля», — сказал активист, предложив переименовать профильное ведомство в управление по контролю, надзору и учету объектов культурного наследия с приданием ему федерального статуса.

Некорректности

Сейчас, по словам Донца, в Севастополе существует правовая коллизия: балансодержателем памятников и объектов культурного наследия является правительство города, и это несомненно снижает эффективность проводимых правительственным же управлением мероприятий по контролю и надзору. «Нельзя контролировать того, кто тобой руководит», — подчёркивает «фронтовик».

Григорий Донец считает, что понятия охраны и использования объектов культурного наследия (ОКН) в современных условиях упущены в действующем законодательстве. Из-за этого большинство памятников сегодня подвергаются разграблению, переустройству, а также нередко становятся пристанищем для лиц без определенного места жительства.

«К сожалению, в федеральном и региональном законах «Об объектах культурного наследия» конкретные вопросы охраны объектов культурного наследия и их использование в современных условиях не нашли должного отражения. Более того, смысл слова «охрана» трактуется не совсем корректно, а трактовка использования объектов культурного наследия в современных условиях носит декларативный характер», — сказал Донец.

Надо растить кадры

Для поддержания и сохранения памятников истории и культуры необходимы профессионалы, которых в городе очень мало. В Севастополе необходимо создать для этого специализированную государственную организацию со своими производственными мощностями и преемственностью персонала «за счет местных кадров, выращенных и обученных в соответствующем учебном учреждении», — предлагает Донец.

«Постоянство в организации этого процесса – самый лучший фактор сохранения объектов культурного наследия», — убежден эксперт.

Финансирование такой организации, по мнению Григория Донца, целесообразно осуществлять за счет государственно-частного партнерства и налогов с объектов недвижимости находящихся в охранных зонах объектов культурного наследия.

За вход нужно платить?

Сложнее обстоит дело с использованием памятников истории и культуры в современных условиях. Этот вопрос слабо проработан на законодательном уровне. Отдельные жилые здания, постройки и сооружения уже давно утратили свой исторический облик, а использование фортификационных сооружений, например, требует значительных финансовых средств, которые «никакой бюджет не выдержит».

«К сожалению, даже на уровне концепции нет предложений по изменению законодательства в вопросе использования объектов культурного наследия современных условиях», — отметил в своём докладе Донец.

Он также добавил, что охранять, сохранять и использовать памятники культурного наследия невозможно только лишь с участием средств бюджета и пожертвований спонсоров. Необходимо упростить процедуру участия в этом процессе общественных организаций, а также ввести символическую плату за посещение историко-культурных объектов.
«Давайте скажем прямо – если мы хотим сохранить объекты культурного наследия, за их посещение необходимо взимать плату», — считает эксперт.

Григорий Донец напомнил, что по официальным данным сегодня в Севастополе насчитывается 2179 объектов культурного наследия, в том числе памятников, ансамблей, достопримечательных мест и объектов археологического наследия. Все они относятся к разным историческим эпохам и несут следы византийской, римской, скифской, греческой, армянской, русской и других культур.

Список существующих ОКН является открытым и ежегодно пополняется десятками новых объектов.

Полина Ласькова

 

«Косой дом» решено подравнять

Общественный совет при Управлении госохраны памятников Свердловской области проголосовал «за» предложенный проект реставрации одного из знаменитых особняков Екатеринбурга – так называемого «Косого дома». Это региональный памятник, «Доходный дом купца В.И. Чувильдина». Свое прозвище он получил за необычную форму: здание построено на набережной Исети и его фундамент проложен по косой линии к реке.

В СМИ появилась информация, что хозяином заброшенного памятника стал бывший вице-премьер правительства Свердловской области, экс-министр промышленности Александр Петров. И дому сразу же стали пророчить серьезные перемены к худшему. Что вскоре и сбылось.

Проект Михаила Южакова (он же «реставрировал» и «Пассаж») предусматривает демонтаж оригинальных конструкций и элементов декора. Согласно его идее, могут быть вынесены все оконные заполнения, печи, перекрытия, балки, стропила и лестницы. Автор даже рекомендует упростить технологические процессы за счет «одновременного освобождения коробки здания от крыши и перекрытий».

«Сохранение существующей планировки с учетом имеющихся разновременных перегородок нецелесообразно из-за отсутствия архитектурно-художественной ценности и «морального износа», не отвечающего потребностям современной семьи», — говорится в проекте.

Также предлагается дополнить памятник мансардой и цокольным этажом, выступающим за пределы дома, и оградить участок. Об этом сообщила член Общественного совета Марина Сахарова в своем ФБ. Она заявила, что написала особое мнение, так как не смогла присутствовать на заседании совета, а также призвала «прекратить практику, когда из живых старых домов делают чучела, набивая их им чуждой требухой».

К мнению эксперта Общественный совет так и не прислушался. Из девяти членов в поддержку проекта проголосовали пять человек, трое — против, один воздержался.

«То, что принадлежит не только нам, а предыдущим и будущим поколениям, становится разменной монетой мелочного торга, — заявила Марина Сахарова JustMedia. — Участники торга – те, кто по своим обязательствам должны соблюдать принцип презумпции сохранности объектов культурного наследия: орган охраны, эксперты и владельцы объекта. Кто на что договорится, то и останется от памятника».

Да, сохранение подлинности явно не выдерживает конкуренции «с потребностями современной семьи».

/Хранители Наследия/

 

Старинный разрушенный дом в центре Челябинска могут восстановить

Бизнесмен готов пойти с администрацией и общественникам на мировую и восстановить объект, заявляют общественники
Возможность заключения мирового соглашения высказал сегодня Владимир Дятлов, бизнесмен, на земельном участке которого было разрушено старинное здание, входящее в перечень охраняемых государством объектов культурного наследия. Об этом корреспонденту ИА REGNUM сообщил челябинский краевед, руководитель общественной организации «Архистраж» Юрий Латышев.

Сегодня, 28 октября, состоялось судебное заседание областного суда, на котором рассматривались материалы дела, относящиеся к расследованию разрушения объекта культурного наследия расположенного по адресу по улице Труда, 97. Фигурантами дела являются бизнесмен Владимир Дятлов, противоположная сторона — Управление государственной охраны объектов культурного наследия в лице руководителя Александра Баландина. Краевед Юрий Латышев выступает в качестве свидетеля.

«Пока еще мирового соглашения нет. Сегодня я вот только что из областного суда. В центральном районном суде определили какие-то недоработки, и они (суд Центрального района Челябинска. Прим. ИА REGNUM ) вернули дело в прокуратуру на доработку. Прокуратура опротестовала решение, и областной суд встал на ее сторону. Теперь дело вновь вернется в суд Центрального района. После заседания я подошел к Дятлову и спросил его, мол вы как, на мировую настроены серьезно, он ответил, — «да». Мир вообще-то не предсказуем, но по крайней мере пока все идет к тому, надеюсь, будет найден компромисс», — сообщил краевед Юрий Латышев.

На текущий момент, как стало известно ИА REGNUM, заключено два договора на планировку земельного участка, на котором расположены остатки старинного здания. Согласно соглашению, предполагается сохранение и восстановление объекта культурного наследия, и застройки территории с постройками не выше четырёх этажей. Но прежде каких-либо действий и даже обсуждений, будет создана визуализация, по

Получить комментарий самого бизнесмена корреспонденту ИА REGNUM пока не удалось.

Напомним, 18 августа уголовное дело о сносе старинного здания в центре Челябинска после двухлетней подготовки стал рассматривать суд Центрального района. На суде в качестве пострадавшего выступил глава Управления государственной охраны объектов культурного наследия Александр Баландин. Бизнесмен Владимир Дятлов был обвинён в уничтожении объекта культурного наследия, что квалифицируется частью 1 статьи 243 УК РФ (Уничтожение или повреждение объектов культурного наследия). Ему вменяется разрушение старинного здания в центре Челябинска, расположенного по улице Труда, 97.

Отметим, что территория, на которой расположен объект культурного значения находится в одном из центральных мест Челябинска. Здесь сходятся транспортные линии, пролегают гостевые маршруты, по которым проводятся экскурсии туристическими компаниями. Немаловажный факт позиционирования и с точки зрения расположения, которое необходимо будет учитывать при подготовке к проведению саммита ШОС, если такое решение будет принято.

Стоимость земельного участка, который находится в собственности Дятлова, оценивается некоторыми экспертами в сумму более 100 млн рублей.

/ИА REGNUM/