X
В соответствии с требованиями Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» я выражаю согласие на обработку своих персональных данных администрацией ресурса http://auipik.ru/ без оговорок и ограничений, совершение с моими персональными данными действий, предусмотренных п.3 ч.1 ст.3 Федерального закона от 27.07.2006 г. №152-ФЗ «О персональных данных», и подтверждаю, что, давая такое согласие, действую свободно, по своей воле и в своих интересах.

Согласие на обработку персональных данных дается мной в целях получения услуг, оказываемых ресурсом http://auipik.ru
    Перечень персональных данных, на обработку которых предоставляется согласие:
  • Фамилия
  • Имя
  • Отчество
  • место пребывания (город, область)
  • номера телефонов
  • адреса электронной почты (E-mail)
  • а также иные полученные от меня персональные данные.
    Я выражаю свое согласие на осуществление со всеми указанными персональными данными следующих действий:
  • сбор
  • систематизация
  • накопление
  • хранение
  • уточнение (обновление или изменение)
  • использование
  • обезличивание
  • блокирование
  • уничтожение
  • а также осуществление любых иных действий с персональными данными в соответствии с действующим законодательством.


Обработка данных может осуществляться как с использованием средств автоматизации, так и без их использования (при неавтоматической обработке). При обработке персональных данных администрация ресурса http://auipik.ru не ограничено в применении способов их обработки.
Настоящим я признаю и подтверждаю, что в случае необходимости администрация ресурса http://auipik.ru/ является правообладателем всех фото и видеоматериалов полученных в процессе проведения мероприятия и вправе предоставлять мои персональные данные третьим лицам исключительно в целях оказания услуг технической поддержки, а также (в обезличенном виде) в статистических, маркетинговых и иных научных целях. Такие третьи лица имеют право на обработку персональных данных на основании настоящего согласия.
Данное согласие действует до даты его отзыва путем направления, подписанного мною соответствующего письменного заявления, которое может быть направлено мной в адрес администрации ресурса http://auipik.ru по почте заказным письмом с уведомлением о вручении, либо вручено лично под расписку надлежаще уполномоченному представителю ресурса http://auipik.ru
В случае получения моего письменного заявления об отзыве настоящего согласия на обработку персональных данных, администрация ресурса http://auipik.ru обязана прекратить их обработку и исключить персональные данные из базы данных, в том числе электронной, за исключением сведений о фамилии, имени, отчества.
Я осознаю, что проставление отметки «V» в поле слева от фразы «Принимаю условия «Соглашения на обработку персональных данных» на сайте http://auipik.ru выше текста настоящего Соглашения означает мое согласие с условиями, описанными в нём.

Новости

Фабрис Дюфо: Для нас важно не просто спасти памятник, но и сделать его «живым»

05.02.2018
#

Во Франции наследие играет важную социальную роль: оно становится опорой для людей, потерявших ориентиры. 2018 год – Год волонтера – шагает по стране. Самое время сравнить отечественный и зарубежный опыт....

Во Франции наследие играет важную социальную роль: оно становится опорой для людей, потерявших ориентиры. 2018 год – Год волонтера – шагает по стране. Самое время сравнить отечественный и зарубежный опыт. Поэтому «Хранители Наследия» поспешили подробно поговорить с Фабрисом Дюфо – руководителем международного отдела французской ассоциации REMPART, занимающейся организацией волонтерских работ на памятниках архитектуры по всему миру. В 2016 году REMPART и наш ВООПИК подписали соглашение о сотрудничестве. А в январе 2018-го Фабрис Дюфо приезжал в Москву: дал открытый урок в архнадзоровской «Школе наследия», участвовал в слушаниях о волонтерстве в Общественной палате России, представлял свой проект на совместной с Минкультуры РФ и ВООПИК пресс-конференции в ТАСС.

— Фабрис, начнем с самого начала: кто стоял у истоков REMPART, как возникла эта инициатива?

— Формально организация родилась в 1966 году. Это инициатива нескольких человек, которые считали недостаточной охрану наследия во Франции, видели, что многие памятники, даже находясь под контролем государства, разрушаются и требуют защиты. Чтобы переломить ситуацию, начать какие-то работы на объектах культурного наследия, нужно было организоваться.

Большую роль в этом процессе сыграла телепередача «Шедевры в опасности». Каждую неделю программа показывала волонтеров — студентов, молодых людей, которые работали на памятниках: собирались, расчищали территорию, убирали мусор. У телепередачи был огромный рейтинг. То есть отдельные инициативы в этой области были и до REMPART, но, повторюсь, надо было все системно структурировать.

Сначала возник Touring Club de France, но у этой организации были по большей части туристические задачи. А затем уже из нее вырос REMPART, объединяющий именно волонтерские инициативы. Была идея объединить в проекте координаторов-волонтеров, чтобы они были в диалоге с государством, с собственниками зданий, с самими волонтерами и управляли добровольческими работами.

REMPART – это аббревиатура, которая означает «реставрация и приспособление памятников». Но это также и слово, которое означает «крепостная стена», и это тоже символ, который многое в себе заключает. Штаб-квартира REMPART находится в Париже. Наша команда микроскопическая – 6 человек в штате и на зарплате, остальные – волонтеры гражданской службы.

Возвращаясь к нашим целям… С одной стороны, REMPART объединяет и структурирует имеющиеся и возникающие местные инициативы, с другой стороны, находит новые объекты, приобщает новых людей, расширяет и активизирует деятельность добровольцев.

За полвека своего существования REMPART проделал огромный путь. В нашу организацию входят 180 местных ассоциаций. За каждой из них закреплен один или несколько объектов культурного наследия. И каждая ассоциация для поддержания памятника в нормальном состоянии организовывает волонтерские кампусы, а также технические стажировки.

Для нас важно не просто спасти тот или иной памятник, но и сделать его «живым», открыть его – людям и событиям вокруг. Во Франции мы называем это культурной медиацией. В данном контексте это могут быть экскурсии, приемы школьных групп, различные однодневные программы, фестивали.

Также во Франции есть такое понятие, как социальная реинтеграция. Люди, у которых нет работы, могут приехать на кампусы, поработать и получить какие-то деньги. В данном случае наследие играет важную социальную роль: оно становится опорой для людей, потерявшим ориентиры в жизни. Некоторые из наших ассоциаций организовывают специальные кампусы на полгода и больше – для вот таких людей, утративших, что называется, почву под ногами.

— Получается, что есть волонтеры, а есть специально, за деньги, привлекаемые к работам на памятниках люди?

— Да, существуют разные формы. Есть волонтеры, которые приезжают дней на десять поработать в кампусах. Есть школьные группы, которые еще меньше времени проводят на памятниках. И есть варианты долговременные – шесть месяцев, год.

Нам важно дать понять людям, что наследие помогает создавать общественные и социальные связи между различными представителями общества.

Очень быстро основатели REMPART осознали, что реставрировать ради самой реставрации – бесперспективно. Такой подход никому ничего не дает. Но реставрировать наследие для того, чтобы найти ему новое применение, новое использование, которое будет способствовать новым социальным связям в обществе – это важно и эффективно.

Зачем волонтеры приезжают в реставрационные кампусы? Варианты ответов сверху вниз: Познакомиться с новыми друзьями; Принять участие в важном проекте реставрации наследия; Быть полезным; Увидеть и узнать регион, страну; Приобрести новые умения (реставрация, раскопки); Провести каникулы; Изучить язык или попрактиковаться в нем; Другое. Колонка слева — ответы французских волонтеров, справа — зарубежных 

— На какие средства вся эта деятельность ведется? Это деньги ассоциаций или бюджет REMPART?

— Оговоримся сразу, что на людей, проходящих на памятниках социальную реабилитацию, государство выделяет особое финансирование. Это специфический сектор. У людей, проходящих по этой программе, есть контракт от шести месяцев до года. 4/5 времени человек проводит в кампусе. А 1/5 – он должен обязательно заниматься поиском работы. При этом его сопровождают, помогают, консультируют, чтобы человек нашел применение своим навыкам и новое место в жизни.

На региональном уровне выделяется оплата для такого «подопечного» REMPART. Также ему выделяется сопровождающий, который следит за соблюдением правил его работы в кампусе, помогает писать резюме потенциальным работодателям. То есть через наследие человек приходит к новой жизни.

REMPART – это государственно-частное партнерство. Мы получаем какие-то средства на региональном уровне от государства. Но вторая часть – это исключительно коммерческое покрытие, которое мы получаем от суммы контракта, заключенного ассоциацией на проведение работ. То есть, скажем, некая небольшая городская коммуна хочет восстановить исторический бордюр набережной вдоль реки. Коммуна обращается в местную ассоциацию, ассоциация делает смету и получает деньги…

География волонтерских кампусов REMPART во Франции 

— А ваши объекты – собственность третьих лиц или REMPART приобрел что-то в свою собственность и реставрирует?

— Стать собственниками памятников – не задача и не цель REMPART. Мы ставим во главу угла контракт, который защищает людей, работающих на памятнике.

По собственности есть три варианта. Первый – действительно, какая-либо из наших ассоциаций имеет памятник в собственности. Второй – контракт на право занимать территорию и третий – долговременная передача прав пользования памятником от владельца сооружения в пользу REMPART, это от 30 до 90 лет.

Важный аспект: работы, которые мы проводим на памятниках, не имеют сугубо коммерческой подоплеки. Владельцы, обращаясь в REMPART, не преследуют цель использовать волонтеров как бесплатную рабочую силу и отреставрировать свой дом, или замок, или двор, а затем на этом зарабатывать…

— А чего же они хотят?

— Здесь существует масса вариантов. Во Франции много руинированных объектов культурного наследия. У нас была революция, и она до сих пор о себе напоминает. Огромное количество примеров сожженных, разграбленных шато и замков. Наследники до сих пор не знают, что с ними делать. Точнее, знают, но реставрация иногда стоит целое состояние. Поэтому когда мы проводим кампусы, наша задача – не воссоздание или полная реставрация, а либо вариант консервации, либо воссоздание до того этапа, на который есть исторические чертежи и документы. Главное – остановить процесс разрушения и начать процесс валоризации памятника.

Кроме того, у нас много филантропов, стремящихся  поделиться наследием, которым обладают. То есть они смотрят на сохранение как на возможность поделиться, просветить, приобщить…

Важно, что REMPART – это ассоциация, объединение. Наш центральный офис не обращается к владельцу с просьбой передать тот или иной объект в наше ведение. Как правило, какая-то из 180 наших ассоциаций на местном уровне, зная свою территорию, обращается к тому или иному владельцу. А иногда бывает и так, что само местное население не хочет мириться с тем, что, скажем, замок находится в руинах, не хочет его в таком виде оставлять. Создается местная ассоциация, и пусть даже владелец с этим не согласен и ничего не хочет, эта организация начинает предпринимать действия по спасению памятника.

Первые такие ассоциации возникали в 1960-е годы. Приведу в пример парижский район Маре. Там было одно разрушающееся  историческое здание с роскошными подвальными сводами XII века, шефство над которым взяли молодые люди из этого района. Не дожидаясь никакого разрешения, они просто, скажем так, оккупировали это здание и стали там проводить консервационные работы. И они не просто спасли дом: теперь он стал центральным офисом этой ассоциации. А когда первоочередные работы были закончены, там стали проводить стажировки REMPART. Так вот, консолидация молодежи заставила власть обратить внимание на весь район Маре, который теперь обладает наивысшей степенью охраны во Франции.

У таких движений много целей: привлечь гражданское общество, как можно громче заявить о своих опасениях и переживаниях властям.

Сегодня наш лозунг: «Сделать наследие делом каждого!»

75% объектов REMPART внесены в реестр охраняемых государством памятников; 80% расположены в сельской местности

— Вы часто говорите о долговременном пользовании. А что конкретно это подразумевает? Только ли организацию работ?

— Это зависит от масштаба той или иной ассоциации. Конечно, есть небольшие организации, которые ориентированы только на организацию двухнедельных кампусов летом. Есть более крупные, которые имеют сотрудников с постоянной зарплатой. Такие ассоциации могут проводить фестивали, организовывать какие-то культурные мероприятия на памятниках.

— А кто и как следит за тем, чтобы во время работ памятникам не был нанесен ущерб?

— Да, порядка 80% объектов, с которыми мы работаем, имеют охранный статус. Для наших ассоциаций мы разработали свод правил и методик, которые позволяют давать некоторые гарантии соответствия наших работ французскому Кодексу наследия.

В наших кампусах всегда есть два координатора: один отвечает за социальную жизнь группы, чтобы не было конфликтов, чтобы все было гладко, всем было комфортно и проч. Второй – технический координатор, который является специалистом по тем работам, которые на памятнике предстоят – по камню, по дереву и т.п. Технический специалист все время находится рядом с волонтерами и следит за качеством работ и их безопасностью для памятника. Кроме того, такой координатор должен быть еще и педагогом, чтобы объяснить абсолютным дебютантам, не имеющим опыта в реставрации, что и как делать.

Перед открытием кампуса проходит целый этап совещаний: координаторов, представителей региона и представителей госструктуры, которая отвечает за охрану памятников на соответствующей территории. Во Франции это архитектор наследия или главный архитектор исторических памятников. Разрабатывается проект работ, затем утверждается. В финале работ архитектор, который этот проект подписывал, приходит на объект и проверяет соответствие сделанного тому, что было запланировано.

И есть еще одно важное обстоятельство. Работы волонтеров, в соответствии с нашими правилами, проходят обязательную процедуру страхования. Причем тройного: это страхование волонтеров, страхование самих объектов, страхование качества работ. Это – наше обязательство и дополнительная гарантия соблюдения всех правил обращения с памятниками.

Как правило, мы не занимаемся «тонкими» работами, требующими высокой квалификации и навыков – лепниной или росписями. Мы работаем на конструктивных частях сооружения – кровле, стенах. Но все зависит, конечно, от того, кто конкретно те волонтеры, которые трудятся, и кто конкретно технический координатор.

Ну и наконец для нас это дело принципа: делать все в соответствии  с проектом, не нанося вред памятнику.

REMPART, помимо задач мобилизации молодежи и приобщения ее к наследию, решает вопрос поиска призвания. Много примеров того, как люди, не имевшие отношения к реставрации, решают посвятить себя именно ей. Есть случаи, когда люди становятся кузнецами, резчиками по дереву. То есть волонтеры находят новое применение себе и своим силам.

— Хотелось бы подробнее узнать о том, кто ваши волонтеры. Сколько их, есть ли социальный портрет?

— 180 ассоциаций, которые входят в REMPART, ежегодно организуют от 300 до 350 сессий кампусов. В 2017 году работали порядка 3500 волонтеров. Соотношение девушек-юношей – 50 на 50. Большинство от 18 до 24 лет, в основном, студенты из пригородов Парижа, но они участвуют в кампусах в разных частях страны и света. То есть волонтерство – это для многих еще и путешествие. Ведь мы предлагаем также и международные кампусы, как в прошлом году в России. Среди студентов много тех, кто изучает архитектуру, археологию, искусство. Но при этом наши кампусы открыты всем, конечно же. Мы не фильтруем по принципу профессии.

Около половины волонтеров REMPART — в возрасте от 18 до 24 лет; старше 50 лет — только 4%

52% волонтеров REMPART — мужчины, 48% — женщины. Социальный состав: школьники и студенты — 69%, работающие — 17%, безработные — 8%, пенсионеры — 2%, остальные — 4%

Как правило, кампус длится две недели. В неделю мы работаем 35 часов. Два дня полностью отведены на культурную программу и отдых. Но все проходит организованно. Волонтеры вместе живут, вместе отдыхают, вместе готовят.

Обязательным условием участия в кампусах, как я уже сказал,  является страхование волонтеров. Волонтеры сами оплачивают проезд до кампуса, а также вносят примерно 150 евро за 14 дней. Эта сумма не покрывает всех расходов, это их взнос, остальное доплачивает REMPART.

Практические выводы французских волонтеров из их реставрационного опыта. Варианты ответов сверху вниз: Работа  в другом кампусе или прохождение курсов подготовки координаторов; Работа в том же кампусе; Переход на позицию лидера/координатора кампуса; Вовлеченность в жизнь сообщества REMPART или другого

— А какую помощь оказывает вам государство?

— Сразу скажу, что роль государства в нашем деле – центральная. Основатели REMPART изначально обратились к государству.

Ежегодно мы получаем порядка 220 000 евро от Министерства культуры Франции. Также получаем гранты — в районе 20 000 евро от Министерства иностранных дел и 90 000 евро – от Министерства по делам молодежи, спорта и общественных организаций. Это усредненные цифры. То есть мы получаем около 330 000 евро ежегодно, и эта сумма идет на содержание нашего главного офиса и позволяет руководству REMPART координировать работу в масштабах страны: содержание штата, командировки, зарплаты и проч.

Отчисления в пользу REMPART закладываются в бюджет на основе трехлетнего плана. Так что мы знаем о том, какой суммой сможем распоряжаться – на три года вперед. Затем мы снова делаем соответствующий запрос на финансирование.

Есть также финансирование на региональном уровне. Наши местные ассоциации обращаются в органы местного самоуправления, чтобы те софинансировали кампусы.

Мы также находимся в постоянном поиске спонсоров и меценатов, получаем гранты Еврокомиссии.

Но при всем при этом я всегда повторяю: волонтер, доброволец – это свободный человек. И даже финансирование со стороны государства не может ограничить эту свободу.

— Фабрис, как получилось, что вы стали работать в REMPART?

— Изначально я изучал историю и географию. Писал работу на степень магистра по географии и исследованиям сельских ландшафтов, затем получил еще одну степень в области консервации природного и культурного наследия. Во время учебы я переезжал – из Гренобля в Дублин, затем обратно во Францию в Монпелье. Потом уже обосновался в Париже. Я работал помощником куратора в сети национальных этнографических музеев.  У меня была обширная международная деятельность, много контактов. Видимо, это было как раз то, что требовалось REMPART, когда я пришел туда десять лет назад.

Досье. Краткий отчет о работе REMPART в 2017 году.

Беседовали: Евгения Твардовская, Константин Михайлов. По материалам сайта «Хранители Наследия»

Актуальные новости

Мониторинг публикаций в СМИ за 13 – 19 октября 2018 года

19.10.2018

Общественный совет по ОКН и псковский ВООПИиК решили объединить усилия 12 октября состоялось заседание Общественного совета при Государственном комитете Псковской...
Возрождение усадьбы Асеевых

19.10.2018

  20 и 21 октября  усадьба Асеевых в городе Рассказово открывается после масштабной реставрации и впервые принимает гостей и туристов....
Суд заставил петербургские компании отремонтировать здания, которые они изуродовали решетками и стеклопакетами

18.10.2018

  Петербургские ООО «Бриг» и ООО «Санкт-Петербург-Инвест» должны будут отремонтировать «Особняк владельца кожевенного завода А. А. Парамонова» и «Особняк А....
Больше новостей

Подписка на новости