Среда, 17 мая, 2017

Объявлен конкурс творчества в честь событий 1917 года

К 100-летию исторических событий 1917 г. Средневолжский филиал «Агентства по управлению и использованию памятников истории и культуры» объявил в Саратове конкурс детского и юношеского творчества. Участникам предлагается отразить в своих работах памятники истории и культуры города и области, других регионов России. Изображения будут оцениваться в двух номинациях по трем темам. Первый тур (электронный) продлится до 30 сентября, второй — (выставка работ) с 1 по 20 октября. Участие в конкурсе бесплатное, информация — на сайте http://сарфеникс.рф. /СарБК/ 

Замглавы Минкультуры: британский опыт в управлении историческими объектами полезен для РФ

Олег Рыжков считает, что опыт деятельности фонда National Trust заслуживает тщательного изучения с целью в будущем создания в России аналогичных структур © Tania Naiden ЛОНДОН, 17 мая. /Корр. ТАСС Максим Рыжков/. Опыт деятельности британского фонда National Trust (NT) в управлении объектами культурно-исторического наследия заслуживает тщательного изучения с целью создания в России аналогичных структур в будущем. Об этом в интервью ТАСС заявил заместитель министра культуры РФ Олег Рыжков, который 17 мая завершает трехдневный визит в Соединенное Королевство, во время которого он осмотрел ряд принадлежащих фонду объектов и провел переговоры с генеральным директором NT Хелен Гош. Частный фонд как эффективный управленец «Цель этого визита — познакомиться с деятельностью фонда National Trust, поскольку это один из тех редких случаев, когда коммерческая организация удачно оперирует на рынке исторической недвижимости, не получая при этом никакой спонсорской помощи от государства. И тем не менее это очень успешная компания с оборотом в сотни миллионов фунтов и с огромной сетью объектов. Этот опыт нас очень заинтересовал, мы поехали специально посмотреть, что же такого они делают, чтобы быть настолько успешными», — сообщил замминистра. По его словам, в Великобритании есть и совсем другой пример работы на этом направлении в лице государственной организации English Heritage, которая занимается сохранением и реставрацией объектов по той же схеме, как это делается в России, то есть за счет средств госбюджета. «А NT — это частные деньги, у них вообще нет государственного финансирования. И мы изучаем этот опыт с тем, чтобы аналогичные структуры создавать в России, которых пока у нас нет даже в заметном приближении», — констатировал Олег Рыжков. Взаимоотношения с бывшими собственниками Вместе с тем он напомнил о такой организации, как Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК). «Но они сейчас больше оперируют как эксперты, а не как коммерсанты, то есть не управляют объектами и не извлекают прибыли, а NT — это именно управляющая организация», — пояснил замминистра.  «Они являются собственниками, но у них такая договоренность с бывшими владельцами недвижимости, что собственник дарит фонду свой объект, а в обмен получает право проживать в этом доме на определенной площади. NT берет на себя обязательства по реставрации и содержанию объекта, но при этом ставит одно непреложное условие —… Подробнее

Сколько стоит история

Российские города строятся и перестраиваются так, как будто мы их не любим. Борьба за старые исторические здания — дело немногих общественников, а для властей, строителей и горожан, живущих в неустроенности, это лишние хлопоты — легче снести. Можно ли менять эту ситуацию, можно ли сделать наше архитектурное наследие нашим ресурсом? Об этом «РР» поговорил с недавно назначенным заместителем министра культуры РФ Олегом Рыжковым. Он считает «шансом в жизни» кардинальное изменение отношения общества к памятникам культуры и полагает, что российское наследие может стать мощным ресурсом развития Культурное наследие — и при чем здесь общество? Что оно может сделать? Присвоить. Сделать своим, не исключительно государственным. Государство, конечно, удобно критиковать, никто же не будет говорить: «Мой дом — памятник архитектуры в плохом состоянии, потому что я в этом виноват». Государство на виду, состояние наследия — один из удобных предметов для критики. Моя миссия, то, что я считаю важнейшим в работе, — отношение к сохранению памятников истории и культуры должно у нас кардинально измениться. Общество не должно быть пассивным наблюдателем сохранения или увядания наследия, оно должно само напрямую заняться им. Память и культурное наследие должны «жить» в обществе, быть чем-то личным, а не абстрактно государственным. К тому же у нас очень много наследия — деревни, усадьбы, даже промзоны — в основном в частной собственности.  Что позволяет вам считать промзоны и вообще подобные объекты наследием? Мы же привыкли относиться к советскому архитектурному наследию как зачастую к очень функциональному и некрасивому. Это недвижимость, созданная в определенное время, по определенным технологиям, из определенных материалов и обладающая, помимо материальной, некоей духовной ценностью. Здесь вопрос в эстетическом восприятии, в том, какие эмоции рождаются у человека при контакте с тем или иным объектом. Если такие эмоции рождаются — это наследие, если не рождаются — нет. Хотя здесь очень важен уровень культурного развития самого человека. У того, чьи предки строили роскошную усадьбу как свой жилой дом, — рождается: для него это наследие. У того, чьи предки возводили это здание, работали в неволе, — тоже рождается эмоция, но иная, для него это другое наследие. В любом случае наследие — это созданные руками людей предметы, контакт с которыми рождает определенные эмоциональные переживания. Это в самом общем философском смысле. Наследие только тогда будет сохранено, когда оно станет достоянием народа. В Твери, к примеру, есть район Пролетарка, где сохранились старые заводские общежития, построенные еще Саввой Морозовым. Но они до сих пор используются как жилье, причем довольно плохо обустроенное. А объективно — архитектурное и историческое наследие. Это целый класс такого рода наследия, пришедшего… Подробнее